21:13 

DREAMS OF THE RAVEN by Carmen Carter (9-10)

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
ГЛАВА 9

Изнутри клингонский корабль напоминал чей-то оживший сон, причём сон кошмарный. Красные огни, расположенные с неравными промежутками, тянулись тусклым пунктиром, указывая путь через узкие тёмные коридоры, мимо тесных, как тюремные камеры, кают. Общая планировка была знакомой, но все очертания выглядели странно искажёнными, сочетания цветов резали глаз. Этот корабль был построен не людьми и не для людей.
Но его инопланетные хозяева исчезли. На борту не было клингонов - ни живых, ни мёртвых.
Рапорт Спока выдернул Кирка из глубокого сна, заставил встряхнуться, двигаться, действовать. Но утомление стирало границы между царством грёз и окружающей действительностью, и временами ему казалось, что он по-прежнему спит и досматривает прерванный сон.
В этом зыбком полубреду только фигура старшего помощника оставалась чем-то реальным и вещественным, и Кирк цеплялся за его голос, как за поплавок, удерживающий по эту сторону яви.
- Тщательный осмотр судна подтвердил данные сенсорного сканирования. Десантный отряд докладывает, что на борту нет живых существ. Они также не обнаружили тел. Однако все каюты обжиты, койки застелены.
- У меня плохое предчувствие, Спок.
- Предчувствие, капитан?
Как всегда, вулканец скептически относился к человеческим эмоциональным оценкам.
- Эта ситуация имеет пугающее сходство с исчезновением экипажа земного мореходного корабля "Мария Селеста". Её нашли дрейфующей в открытом океане без единого человека на борту. Эта тайна так и не была раскрыта.
Спок не удостоил ответа столь пустяковое замечание.
- Что насчёт бортового журнала? - спросил Кирк.
- Начисто стёрт. Все компьютерные записи о действиях корабля уничтожены. Таким образом, ближайшее прошлое этого судна остаётся неизвестным. Тем не менее, по данным разведки Звёздного Флота, "Фальчион" нёс обычную пограничную службу в системе Беленнии приблизительно два солнечных года. Командиром корабля был капитан Кайрон, опытный ветеран, который заслуживал лучшего назначения. Однако последняя смена власти в Империи сопровождалась политическими беспорядками, и он мог попасть в немилость.
- Или его могли направить сюда как раз для подготовки нападения на Федерацию, - задумчиво проговорил Кирк.
Вслед за Споком он протиснулся в узкий дверной проём и оказался в командном центре корабля, назначенный точкой сбора для десантной группы. Полдюжины тёмных силуэтов, неотличимых друг от друга в тусклом красном свете, бродили по рубке, водя трикодерами во всех направлениях. Здесь сильнее, чем где-либо ещё, проявлялась нехватка энергии: огни на приборных панелях были погашены, обзорный экран стал просто белой стеной.
- Капитан, это бесподобная возможность изучить клингонские технологии!
Непринуждённый голос принадлежал лейтенанту Азиз. Как истинная ученица Скотти, она приходила в восторг при виде новых технических систем.
- К сожалению, у вас не будет времени, чтобы ознакомиться с ними, - ответил Кирк, так и не сумев отыскать её среди движущихся в полумраке теней.
- Всё в порядке. Я уже собрала достаточно информации, чтобы загрузить себя работой на несколько месяцев. Но Сулу до смерти хочется полетать на клингонской птичке, и если он доберётся до штурвала - я за него не ручаюсь.
- Такой шанс бывает раз в жизни! - раздался взволнованный голос рулевого. Он тоже находился где-то рядом.
- Так корабль исправен? - изумлённо спросил Кирк.
- Насколько мы можем судить - да, - сказала Азиз.
Спок включился в разговор:
- Все бортовые системы в рабочем состоянии, хотя запас энергии крайне низок из-за отключения двигателей. Предположительно, имея достаточно времени, мы сможем запустить двигатели и восстановить выработку энергии в нормальном объёме.
- Так где же клингоны?
Это был риторический вопрос. Из опыта общения с людьми Спок знал, что такие реплики следует оставлять без внимания.
- Прямо как "Мария Селеста", - с удовольствием сказал Сулу. Теперь его можно было отличить от прочих, поскольку он приблизился к старшим офицерам. - Её нашли в море в Бермудском треугольнике, а экипаж будто растворился в воздухе.
Спок не преминул возразить:
- Мне тоже известны земные мифы и легенды эпохи раннего мореплавания. Но я не вижу необходимости объяснять происходящее некими сверхъестественными причинами. Рациональное, - он аккуратно подчеркнул это слово, - объяснение должно состоять в том, что экипаж перешёл на другое судно.
- Оставив неповреждённый, полностью исправный боевой корабль дрейфовать на территории Федерации? - не согласился Кирк. - Возможно, это рациональное объяснение, мистер Спок, но только при условии весьма иррационального поведения со стороны клингонов. И, поскольку на "Селессане" не было френнийцев, нам придётся объяснить пропажу не одного, а двух экипажей. Мы повидали немало космических тайн и не раз сталкивались с неизведанным, необъяснимым, фантастическим. Но теперь нечто известное вдруг ведёт себя непонятным образом. Мне это не нравится.
Спок отмолчался; он давно взял за правило вежливо игнорировать наиболее вопиющие проявления эмоций со стороны капитана.
Взгляд Кирка блуждал по затенённой рубке. Где витал сейчас призрак бывшего капитана "Фальчиона"? Не здесь ли, среди прочих теней, смутно маячащих в багровом тумане?.. Явь мешалась с фантазией, сон затягивал его, как трясина, хотя он ещё держался на ногах.
Из динамика интеркома донёсся едва слышный голос Чехова:
- Сэр, я закончил осмотр внешнего корпуса. Есть следы недавних повреждений от фазерного оружия.
Кирк рывком стряхнул дремоту.
- Так "Фальчион" действительно напал на френнийский караван...
- Но, капитан, - возразил Сулу, - откуда тогда взялись Вороны?
- Возможно, это была совместная атака, - хмуро ответил Кирк. - Похоже, Клингонская Империя нашла новых сильных союзников и вместе с ними развязала войну против Федерации.
- Тогда, должно быть, клингоны покинули "Фальчион" на корабле Воронов, - сказал Сулу с видимым разочарованием. Такая разгадка была бы куда прозаичнее, чем его метафизические гипотезы.
Спок лишь покачал головой. Склонность землян к безудержному фантазированию глубоко ранила его логический ум.
- Мистер Спок, вам не кажется, что каждый новый факт только запутывает нашу загадку?
- Это неизбежный риск при любом научном исследовании, капитан, - ответил вулканец, нисколько не смутившись. - Отбросив в сторону теории, мы имеем один непреложный факт: корабль функционален. В сущности, он пребывает в лучшем состоянии, чем "Энтерпрайз".
Кирк тихо рассмеялся.
- Лейтенант Азиз, сколько времени потребуется, чтобы восстановить системы жизнеобеспечения и запустить двигатели на полную мощность?
При этих словах члены десантной группы застыли, как громом поражённые.
- Не больше четырёх часов, - быстро откликнулась Азиз. - Даже меньше, если лингвисты точно переведут надписи на панелях управления.
- По последней оценке Скотти, нам нужно ещё десять часов, чтобы подготовить "Энтерпрайз" к старту. Сулу, у вас есть шесть часов, чтобы разобраться, как эта штука летает.
- Есть, сэр!
Ответ рулевого прозвучал для всех призывом к действию. Бешеный взрыв активности был зримым свидетельством их энтузиазма.
- Вооружённый эскорт, - одобрительно проговорил Спок. - С полностью исправным оружием и щитами.
- И с маскирующим устройством, которое сделает "Фальчион" нашим козырем в рукаве. Нам очень пригодится эта карта, если Вороны ещё прячутся в этом секторе.
Про себя Кирк взмолился, чтобы у чужаков не было средств обнаружения замаскированных кораблей. Впрочем, Империя не раздавала подобные технологии просто так, даже если речь шла о её союзниках.
- Для управления этим кораблём достаточно малого экипажа. Сулу может совмещать должности пилота и командира, Азиз будет бортинженером...
- Я рекомендую энсина Чехова на пост навигатора и научного офицера, - добавил Спок. - Поскольку он уже ознакомился с кораблём, использование его знаний сэкономит нам время.
Несмотря на обтекаемую формулировку, в этом предложении читался скрытый комплимент в адрес молодого офицера.
- Рекомендация принята, - ответил Кирк.
Корабельные динамики задрожали от восторженного вопля энсина. Кирк сильно подозревал, что старший помощник предпочёл бы исчезнуть прежде, чем Чехов перейдёт на родной язык для выражения своей благодарности.
- Готовы вернуться на "Энтерпрайз", мистер Спок?
- Вполне готов, капитан.
Кирк вытащил коммуникатор, активируя связь с кораблём.
- Мистер Кайл, принимайте на борт двоих.
Когда мерцание транспортного луча погасло, Кирк обнаружил, что мир вокруг плывёт и кружится, а платформа шатается под ногами. Спок поддержал его за локоть.
- Сон - биологическая потребность организма, - в холодном голосе вулканца скользнула укоризненная нотка.
- Вы же меня и разбудили, - упрекнул его Кирк. Он стряхнул руку Спока и сам сошёл по ступеням. - Кроме того, я подозреваю, что вы тоже провели на ногах последние три...
- Четыре целых пять десятых, если быть точным. Однако мне, как вулканцу, достаточно коротких сеансов медитации вместо продолжительных периодов полного отключения сознания.
- Я делаю то же самое с помощью стимуляторов. Если я вам понадоблюсь, ищите меня в лазарете.
По дороге в медицинский отсек Кирк совсем измучился от зевоты, и вид множества кроватей только усилил отчаянное желание прилечь где-нибудь в тёмном уголке и спать много, много дней. Увы, в настоящий момент эта мечта была совершенно недостижима.
- Вы получили две инъекции стимулятора за последние сорок восемь часов, - Доктор Кортехо смотрел на него с глубоким осуждением. - Я не могу разрешить вам снова принимать медикаменты. Придётся подождать ещё двенадцать часов.
- К тому времени я впаду в кому.
- Требуется как минимум двенадцать часов, чтобы вывести химикаты из вашего организма, - назидательно сказал доктор, поджав тонкие губы .
- Но я - капитан, - Других аргументов у Кирка не было. - Бывают ситуации, когда я должен бодрствовать во что бы то ни стало.
Когда реакции не последовало, он добавил неохотно:
- Доктор Маккой, будучи начальником медслужбы, понимал необходимость компромисса между медицинскими требованиями и общей целесообразностью. Текущая тактическая ситуация важнее, чем состояние моей биохимии.
Лицо доктора выдало его оскорблённую гордость.
- Очень хорошо, - процедил он. - Но я снимаю с себя всякую ответственность за последствия ваших действий.
Он сделал знак сестре Чепэл.
- И кстати о вашем начальнике медслужбы. Вам следует знать, что доктор Маккой орал и катался по полу в этой самой палате после его прогулки на мостик.
Махнув рукой, он величественно удалился из комнаты.
- Ещё пять минут его присутствия, и мне потребовалась бы смирительная рубашка, чтобы не свернуть ему шею, - сказал Кирк подошедшей медсестре.
- Занимайте очередь, капитан, - вздохнула Чепэл. - Вы не первый, кто об этом мечтает.
Она приложила инъектор к его плечу и надавила на плунжер. Горячий огонь пробежал по жилам Кирка; туман, заволакивающий сознание, мгновенно рассеялся.
- То, что он сказал, - сколько в этом правды?
- Боюсь, что его описание было довольно точным. Но это был скорее приступ ярости, чем сумасшествие. Спросите у доктора Дайсон, если хотите.
Она указала в сторону регистратуры.
Дайсон сгорбилась перед компьютерным терминалом, сосредоточенно изучая записи. При появлении Кирка она выключила экран и начала отчёт по своему пациенту:
- Достигнутые на сегодняшний момент результаты позволяют рассчитывать на быстрое физическое выздоровление. Но я не могу дать окончательный прогноз, пока мы не закончим полный комплекс тестов.
- Что с этим его... приступом ярости? - спросил Кирк. Рассказ о возвращении Маккоя с мостика привёл его в замешательство.
- Гнев - хороший признак, - Она улыбнулась в ответ на недоверчивый взгляд капитана. - Отсроченный стресс. Я скорее забеспокоилась бы, если бы он принял всё спокойно. Теперь он готов воспринять информацию о своём прошлом. Фактически, это нужно сделать как можно скорее. Он не осознает временное смещение как нечто реальное, пока не узнает больше о своих пропавших годах.
Она вынула из ящика стола дискету.
- Мистер Спок достал его личное дело. Будет лучше, если он прочтёт это вместе с кем-то, кто сможет посвятить его в детали.
- Кто-то вроде меня, - согласился Кирк, принимая дискету.
Она провела капитана в маленькое помещение, где Маккой проходил серию тестов на двигательную координацию. Обнажённый по пояс, он стоял в центре комнаты, напротив встроенной в стену панели, сосредоточенно напрягая щуплые мускулы. Его кожу усеивали круглые металлические пластинки - датчики моторной реакции. Дайсон не ошиблась, оценивая его душевное состояние. Он был внимателен, собран и вполне спокоен, хотя ему приходилось заниматься довольно скучным делом: ловить маленькие цветные шарики, которыми обстреливал его тренажёр.
Благополучно упустив последний шарик, Маккой оглянулся на зрителей.
- Что теперь, доктор Дайсон? Решение головоломок или, может, прыжки через скакалку?
- Урок истории. У капитана Кирка есть ваше досье, и он может ответить на любой вопрос о том, что вы делали за последние два десятилетия.
Она принялась отлеплять датчики от его спины.
- Не пытайтесь через силу вспомнить события, о которых он вам расскажет. Память скорее вернётся, если вы расслабитесь.
- Вам легко говорить.
- Потому что я доктор, а вы пациент.
Маккой зашипел сквозь зубы - Дайсон безжалостно отодрала последний датчик от его груди.
- Следите за ним в оба, капитан, - добавила она, прежде чем выйти. - Он - достояние медицинской науки.
- Я начинаю чувствовать себя подопытной свинкой, - буркнул Маккой, натягивая тунику через голову и путаясь в непривычных застёжках.
Кирк заметил, что с рукавов туники спороты офицерские нашивки, и эта небольшая деталь задела его куда сильнее, чем он ожидал.
- Капитан Кирк, тут есть какое-нибудь тихое место, где мы могли бы спокойно препарировать мою жизнь? Обещаю не беситься и не впадать в истерику.
- Пойдём в мою каюту, - предложил Кирк, выводя Маккоя из лазарета. - Капелька саурианского бренди успокоит ваши нервы.
- Правда? Никогда его не пробовал, - сказал Маккой с таким невинным видом, что Кирк, не удержавшись, громко расхохотался. Проходивший по коридору астронавт испуганно шарахнулся от него.
Лишь у дверей турболифта Кирк сумел достаточно совладать со смехом, чтобы внятно произнести вслух место назначения.
- Ладно, - сказал он, когда лифт пришёл в движение. - Может, ваш разум и забыл об этом, но я уверен, что тело помнит. Ваша кровеносная система имела долгое и приятное знакомство с саурианским бренди.
Маккой поддержал шутливый тон:
- И много ли дурных привычек я успел подхватить?
- В этом-то вся беда, доктор. Вы оставались образцом добродетели, как я ни пытался сбить вас с пути истинного.
- Как давно вы меня знаете, капитан? - спросил Маккой. В простом на вид вопросе была скрыта настороженность.
- Много лет, - ответил капитан и, чувствуя, как напрягся Маккой, поспешил свернуть разговор на менее болезненную тему: - Хотя "Энтерпрайз" - первый звездолёт, которым я командую.
Краткий обзор исследовательских полётов корабля позволил отвлечь внимание доктора, пока они не добрались до кают старшего офицерского состава.
Первые минуты пребывания в капитанской каюте приятно напоминали прежние дружеские визиты - пока Кирк наливал выпивку, Маккой разгуливал по комнате, разглядывая обстановку. Но когда Кирк повернулся к нему, держа в руках бокалы, мимолётное сходство исчезло. Человек, которого он видел перед собой, был другим - неуловимое отличие сквозило в его позе, в самой манере держаться; на смену простоте и самоуверенной беззаботности пришла кипучая нервная энергия.
Кирк протянул гостю его порцию.
- Лучшее бренди по эту сторону Ригеля, - отрекомендовал он. К сожалению, в его собственном бокале не было ничего крепче альтаирской минеральной воды. Он поднял руку, предлагая тост:
- За ваше здоровье, доктор.
Маккой осторожно пригубил маслянистую жидкость. Сделал глоток, другой.
- Это чертовски хорошая дурная привычка, - проговорил он с невыразимым удивлением.
Но алкоголь не притупил его беспокойства. Он снова принялся мерить шагами каюту, разглядывая и трогая сувениры с чужих планет, разложенные на полках.
- А вы немало помотались по Галактике, - задумчиво сказал он.
Осмотр инопланетных диковин довёл его до кровати, но там Маккой мельком увидел своё отражение в настенном зеркале и быстро отвёл глаза.
- Никак не привыкну к этому лицу, - сказал он извиняющимся тоном, возвращаясь назад.
- Это неплохое лицо, - с укором заметил Кирк.
- Да, для старика.
Маккой отставил бокал и взял дискету со стола.
- Значит, это и есть полное содержимое моих последних двадцати пяти лет. Сублимированное и замороженное. Просто добавь воды и отправляйся прямиком в будущее.
Он подозрительно осмотрел компьютерный терминал.
- Ладно, давайте не будем тянуть резину. Как вы управляете этой машинкой?
Кирк зарядил дискету, коснулся нескольких клавиш, выводя на экран первую страницу файла:
"Личное дело Леонарда Г. Маккоя"
Маккой уселся перед компьютером и щёлкнул клавишей прокрутки, бормоча под нос нетерпеливые комментарии к тому, что показывал ему экран:
- Да, спасибо, я знаю, где и когда я родился... Здесь никаких сюрпризов...
Строчка за строчкой возникали на экране. Внезапно он ударил по кнопке, останавливая кадр:
- Ближайший родственник - Джоанна Маккой? - Он наморщил лоб в замешательстве. - Что за чёрт...
- Это ваша дочь, - пояснил Кирк.
- Моя дочь? - ошеломлённо повторил Маккой. - У меня есть дочь?
- Да. Ей было всего несколько лет, когда вы записались в Звёздный Флот, так что её воспитывала ваша сестра Донна, на Центавре.
- Дочь. Но это значит, что она родилась во время моего пребывания... - Доктор быстро посчитал что-то в уме, - Двадцать один! Ей почти столько же лет, сколько мне... то есть, сколько мне было...
Кирк сел напротив него.
- Наша миссия длится не первый год, но я знаю, что перед отлётом вы навещали её так часто, как только могли. А потом вы с ней общались по межгалактической связи. Хотя вы иногда шутили, что в её возрасте очень удобно иметь родителя, удалённого на несколько сотен световых лет.
- Если у меня есть дочь, то как насчёт жены? Это же обычно поставляется в комплекте, разве нет?
Глаза Маккоя снова обратились к монитору. Он прочёл имя вслух:
- Джоселин? Но я не знаю эту женщину, - Он зажмурился на секунду: снова подступило головокружение, одолевшее его на мостике. - Что с ней случилось?
- Вы развелись, - Меньше всего Кирку хотелось упоминать о неудачном браке Маккоя, но выхода не было. - Это продлилось недолго... и расставание было... тяжёлым.
- Надеюсь, я не распускал романтических соплей по этому поводу. Скажите, капитан, я вздыхал и тосковал по утраченной любви?
- Нет, - коротко ответил Кирк. - Вы никогда не обсуждали это ни с кем.
- Ну что ж, это немного утешает.
Он выключил экран.
- Награды и благодарности Звёздного Флота мы пропустим. На данный момент у меня предостаточно пищи для размышлений.
- Боунс...
Капитан осёкся, встретив вопросительный взгляд Маккоя.
- Простите. Это и впрямь звучит немного странно. Я называл вас этим прозвищем.
- "Боунс" - это от слова "костоправ"?
Кирк усмехнулся.
- Вы часто утверждали, что в душе вы простой сельский доктор.
При этих словах Маккой будто закаменел.
- Да, капитан. Кажется, мои идеалы пали жертвой брака и развода. Я никогда не стремился стать высокотехнологичным, зависящим от электроники специалистом, наподобие хирурга. Я мечтал открыть семейную практику где-нибудь в сельской местности, где хороший доктор становится частью жизни своих пациентов. Мне и в голову не приходило, что я могу не довести эти планы до конца.
- Время и опыт зачастую меняют жизненные ориентиры, - Кирк обнаружил, что ищет слова, способные оправдать поступок его друга. - Вы никогда не жалели о том, что поступили на службу.
- Зато теперь жалею, капитан Кирк, - Голубые глаза Маккоя потемнели от едва сдерживаемого гнева. - Я хочу вернуться на Землю, и как можно скорее.
Кирк подавился своим питьём.
- Я тоже, доктор, - сказал он, отдышавшись, - но, к сожалению, всё не так просто. Это не увеселительный круиз. Мы находимся на военном корабле, который только что побывал в бою. Понимаю, обычный распорядок жизни на борту вам незнаком, но вы, конечно, заметили, что мы ремонтируем корабль после боевых повреждений.
Маккой медленно кивнул.
- Раненые в лазарете. И все эти люди, бегающие по коридорам. Наверное, я был слишком погружён в себя, чтобы сделать очевидные выводы, - Его гнев сменился озабоченностью. - Атака была серьёзной?
- Чрезвычайно. Наши щиты сильно ослаблены, мощность фазеров опасно сокращена. Мы починим импульсные двигатели через несколько часов, но варп-привод не подлежит восстановлению, пока мы не доберёмся до ремонтного дока...
Кирк прервал объяснения, видя непонимание в глазах Маккоя. Все эти термины ничего не значили для сидящего перед ним человека. И не стоило ждать от него ни убийственной критики, ни тёплого слова ободрения для капитана подбитого звездолёта.
- Ещё некоторое время мы не сможем попасть домой, - сказал Кирк, опустив прочие подробности.
- Кто напал на нас? - спросил Маккой с возрастающим волнением.
Капитан начал было объяснять, но потом лишь неопределённо пожал плечами.
- Ситуация довольно запутанная. Но вам не стоит об этом беспокоиться. Беспокойство - моя работа.
В его словах Маккою послышалась бесконечная усталость.
- Значит, атака может повториться?
- Как сказал бы мистер Спок, имеется определённая вероятность.
Кирк видел, как озадаченное выражение на лице его друга сменяется тревогой и, наконец, изумлением.
- Я могу погибнуть, - проговорил он, будто отказываясь поверить.
- Да, доктор, - хмуро ответил Кирк. - Мы все можем.


ГЛАВА 10

Бортовой журнал, звёздная дата 5524.2: "Энтерпрайз" всё ещё тяжело повреждён, но мы можем двигаться на импульсной тяге к Торговой станции Вагнер. Наше оружие располагает лишь половинной мощностью, наши щиты практически бездействуют, и трофейный клингонский крейсер остаётся нашим единственным малоприятным эскортом...

Кирк откинулся на спинку кресла. Вокруг него на мостике царила знакомая и уютная рабочая обстановка. Все были на своих постах, огни индикаторов вспыхивали и гасли с приятной регулярностью, тихое гудение аппаратуры складывалось в ласкающую слух мелодию.
- Вперёд, варп-фактор два.
- Сэр? - откликнулся удивлённый голос от штурвала.
Капитан вздохнул. Он не собирался озвучивать свои бесплодные мечты, но случайно вырвавшаяся фраза выдала его с головой.
- Двигатели на четверть импульсной мощности, мистер Лесли.
- Есть, капитан.
Рулевой подавил кривую улыбку сочувствия. Его собственные мысли блуждали там же, где и мысли его командира.
Не без трепета Лесли послал с пульта команду на включение импульсных двигателей "Энтерпрайза". Звездолёт медленно, но без напряжения стронулся с места и тихо заскользил в пространство. Кирк, наполовину ожидавший протестующего скрежета и стона металла, перевёл дыхание.
- Увеличить до половины мощности.
- Есть половина мощности.
- Курс пятьдесят три, отметка шесть, - подхватил в свой черёд навигатор. Слаженная работа всего персонала мостика вошла в привычное русло, где каждый знал своё дело до мелочей.
- Мистер Скотт, - Кирк вызвал главного инженера. - Мы можем идти на полной скорости?
- Да, капитан. Это мы можем, - Нескрываемое удовлетворение в голосе Скотти было слышно даже через интерком. - Нашей красотке здорово досталось, но она держится молодцом.
В каждом его слове звучала такая нежность, словно он говорил о любимой умнице-дочери.
- Вперёд, полная импульсная мощность.
Рулевой в последний раз увеличил тягу, разгоняя "Энтерпрайз" до предельной скорости. Кирк с тревогой наблюдал неторопливое смещение звёзд на экране. Корабль едва тащился. Спок огласил невесёлый прогноз:
- При сохранении текущей скорости мы достигнем станции Вагнер через двенадцать целых шесть десятых дней.
Этот удручающий факт не был новостью для Кирка, но только сейчас он в полной мере осознал его. Путь, недавно проделанный ими за несколько часов на варп-скорости, теперь растянулся на недели - угнетающее напоминание об истинной протяжённости космоса. Кирк был сыт по горло угнетающими событиями за последние несколько дней.
- Ухура, вызовите "Фальчион".
Лейтенант активировала узкополосный канал, обеспечивающий связь с трофейным крейсером.
- Лейтенант Сулу капитану Кирку. "Фальчион" готов к запуску импульсных двигателей. Держим курс пятьдесят два, отметка семь. Ждём вашей команды.
- Вас понял, командующий Сулу, - отозвался Кирк тем же официальным тоном. - Начинайте движение.
Он хорошо представлял себе, как нервничает сейчас Сулу. Не так давно он и сам был таким - молодой офицер, впервые ощутивший на своих плечах весь груз ответственности.
На обзорном экране вспыхнул силуэт клингонского корабля. Выпуклый головной отсек был рябым от мелких пробоин, металлические крылья исполосованы чёрными рубцами, но в сравнении с "Энтерпрайзом" его состояние можно было назвать образцовым.
В течение нескольких секунд крейсер оставался неподвижным. Потом короткая дрожь прошла по его корпусу, и он двинулся вперёд, рывками наращивая скорость.
- "Фальчион" на полном ходу, капитан, - бодро отрапортовал Сулу.
Ещё через несколько секунд его уверенность была подкреплена делом: скорость крейсера выровнялась, и он лёг на параллельный курс с "Энтерпрайзом".
- Мы быстро осваиваемся, - Едва схлынуло напряжение, как сдержанность Сулу уступила место безудержной разговорчивости. - Я в два счёта научу эту колымагу крутить бочки.
Крейсер неторопливо завалился в крен, ложась на одно крыло. Неугомонный лейтенант был мастером высшего пилотажа; это его качество не раз спасало "Энтерпрайз" в самых отчаянных ситуациях.
- Только сохраняйте дистанцию, когда будете практиковаться в боевых манёврах, Сулу. Я не хочу, чтобы одна из ваших мёртвых петель закончилась внутри нашего корпуса.
- Есть, сэр. Конец связи.
Выйдя из крена, "Фальчион" качнул крыльями в старом, как мир, прощальном салюте.
На обзорном экране снова распахнулась панорама далёких звёзд. Без искажения, вносимого варп-движением, они светили ровно, не мерцая. Кирк изучал узор созвездий. Их расположение будет изменяться медленно, почти незаметно для глаза в течение ещё...
- Двенадцать дней?
- Двенадцать целых шесть десятых, - педантично поправил старший помощник. С небрежностью он не мог смириться.
- Теперь у вас будет время выспаться, - сказал Кирк.
От Спока не укрылся завуалированный намёк на земную половину его генов. Он тут же вернул капитану замечание:
- Эффект принятого вами стимулятора рассеется в течение ближайших пятнадцати минут. Вам следует сдать пост, прежде чем вы будете не в состоянии исполнять свои обязанности.
- Как там кто-то сказал? - кисло спросил Кирк. - На такой скорости я могу командовать даже спящим.
Он расписался, как положено, на протянутой ему планшетке.
- Как насчёт вашего состояния, Спок? Кто его проверяет?
- Доктор Кортехо.
Для ушей Кирка эта лишённая выражения реплика несла весьма сильный эмоциональный подтекст. Выходит, даже выносливость Спока всё-таки не была безграничной.
- Да, согласен. Мне бы тоже хотелось, чтобы Маккой вернулся к своей работе.
Спок поднял бровь в знак укора, но не стал опровергать такое истолкование.
- Прогноз доктора Дайсон не изменился?
В первый раз Спок задал прямой вопрос о состоянии Маккоя.
- Она ждёт последних результатов неврологического обследования, - ответил Кирк.
Кто-нибудь, незнакомый с особенностями характера полувулканца, мог ошибочно принять его сдержанность за равнодушие, но Кирк знал, что дело обстояло скорее наоборот. Беспокойство было слишком глубоким, чтобы выражать его вслух. Он вспомнил пятна крови на тунике Спока, и его захлестнула волна сочувствия и симпатии к старшему помощнику.
- Я иду в лазарет, - сказал он. - Прямо сейчас.


Едва переступив порог медицинской исследовательской лаборатории, Кирк отметил витающее в воздухе напряжение. Маккой и Дайсон едва заметили прибытие капитана. Их внимание было сосредоточено на экране компьютера, забитом какими-то цифрами и графиками. Кирку эта информация ни о чём не говорила, но для двух врачей она, очевидно, означала нечто важное.
- Очень интересно, - Маккой пристально смотрел на невролога. - Я не дурак, доктор Дайсон.
Он собирался добавить ещё что-то, но покосился на капитана и промолчал. Он мне не доверяет, с удивлением понял Кирк.
- Всё, что касается моего экипажа, касается и меня, - твёрдо сказал он. - А вы - мой старший медицинский офицер. Кроме того, вы, как ни странно, мой друг. Уж поверьте на слово.
- Хорошо, капитан, - сказал Маккой. - Тогда вы должны знать, что ваш старший медицинский офицер психически невменяем. Здесь нет признаков длительного повреждения мозга. Клинические симптомы указывают на истерическую фугу*, вызванную психологическими причинами, - Он криво усмехнулся. - Проще говоря, я слетел с нарезки.
- Дайсон, вы согласны с этим диагнозом?
Она согласно кивнула.
- Это наиболее вероятное заключение, судя по имеющимся данным. Посттравматическая амнезия - широко известное свойство закрытых травм головы, но такая обширная ретроградная амнезия обычно связана со значительным повреждением головного мозга. Вместо этого результаты теста указывают на очень умеренное сотрясение - небольшое снижение двигательной координации и речевых ассоциаций. Эти симптомы должны исчезнуть в течение нескольких дней, - Она сделала паузу. - На самом деле, я подозревала нечто подобное уже после первого сеанса, но не была уверена, пока не увидела эти графики.
Кирк задумался.
- Но если мозг не повреждён, значит, воспоминания по-прежнему там, нетронутые. Их можно восстановить...
- Да, и это хорошая новость.
- Плохая же новость, - перебил Маккой, - заключается в том, что мы пока не можем предсказать, когда это произойдёт - если произойдёт вообще.
Первым побуждением Кирка было промолчать о том, что пришло ему в голову, но потом он передумал. Кажется, Маккой был способен обсуждать вопрос объективно.
- Что, если Спок...
- Это было бы слишком опасно, - немедленно возразила Дайсон. - Для доктора Маккоя - определённо, а возможно, и для мистера Спока. Если основная причина была психологической, то любая попытка вмешательства встретит сильнейшее сопротивление. Психика имеет удивительные защитные механизмы, охраняющие её от боли. Амнезия - это реакция на невыносимый стресс: удалите память, и стресс уйдёт вместе с ней. Но если память восстановится прежде, чем психика сможет справиться с болью, результат может быть катастрофическим.
Маккой подавил поднимающуюся в нём волну злости. Он устал от бесплодных попыток понять, что происходит вокруг.
- О чём вы тут говорите?
- О вулканском слиянии разумов.
- Ого, - сказал он озадаченно. - Спасибо... но нет, не стоит. Я предпочитаю держать свою психопатию при себе.
- Но ведь есть какое-нибудь лечение? - требовательно спросил Кирк. - Конечно, нужна психиатрическая консультация...
- Лично мне не нужны никакие консультации и анализы, - заявил Маккой. - Учитывая обстоятельства, я чувствую себя просто отлично. Это тот Маккой, у которого был стресс, нуждался в помощи, но он ушёл обедать.
Дайсон пропустила мимо ушей его легкомысленные слова.
- Хороший результат могли бы дать гипноз и наркоанализ, особенно с применением амилобарбитала натрия. Однако эти методы лежат вне моей компетенции как бионевролога. По иронии судьбы, доктор Маккой - единственный врач на борту, достаточно квалифицированный для проведения таких сложных процедур. Экипажи звездолётов редко нуждаются в таком специализированном лечении. Так что в основном это вопрос времени. Времени, чтобы достичь Звёздной Базы, или времени самостоятельного спонтанного выздоровления. Медицинские записи доктора Маккоя показывают, что у него очень высокий порог стрессоустойчивости. Каким-то образом он перешагнул этот порог, но разумно предположить, что сбой памяти - временное явление. Всего лишь способ дать отдых мозгу, пока защитные механизмы сознания не адаптируются полностью.
- Так сказать, самовольная отлучка, - съязвил Маккой. - Надеюсь, меня не отдадут под трибунал?
- Чёрт возьми, Боунс, хватит! - рявкнул Кирк, не задумываясь.
Маккой отшатнулся, как от удара.
- Прошу прощения, капитан Кирк, - проговорил он с ледяной вежливостью незнакомца. - Я не привык иметь дело с военными командирами и военными порядками.
- Боунс...
Имя было чужим. Оно не принадлежало стоящему рядом человеку. Этот человек не мог по-простому ляпнуть в ответ что-нибудь вроде: "Иди к чёрту, Джим"; не мог расслышать извинения в голосе Кирка.
- Это моя вина, доктор Маккой, - через силу сказал он. - Я забыл, что вы действительно не знаете меня.
- Конечно, капитан, - отозвался Маккой тем преувеличенно любезным тоном, каким нормальный человек пытается успокоить сумасшедшего.
Дайсон первой нарушила неловкую тишину.
- Вот моя официальная рекомендация: предоставить доктору Маккою отпуск по медицинским показаниям до тех пор, пока я не диагностирую полное восстановление памяти.
- Рекомендация принята, доктор Дайсон.
Капитан повернулся к своему судовому хирургу:
- Лейтенант-коммандер Маккой, настоящим распоряжением вы освобождаетесь от всех обязанностей, связанных с вашей должностью начальника медицинской службы звездолёта "Энтерпрайз".
У него предательски запершило в горле, но Маккой, кажется, не обратил внимания.
- Вы можете считать себя свободным от работы, пока доктор Дайсон и доктор Кортехо не признают вас достаточно здоровым для возвращения на пост.
- Или пока мы не доберёмся до одной из этих Звёздных Баз, чтобы я мог вернуться на Землю, - твёрдо сказал Маккой.
Кирк коротко кивнул в знак согласия и вышел из лазарета, не сказав больше ни слова.
- Я понимаю, что вам приходится нелегко... - начала Дайсон, когда они остались одни.
- Пожалуйста, избавьте меня от лекции на тему эмоциональной адаптации, - взмолился Маккой. - Я пытаюсь относиться к этой абсурднейшей ситуации как можно серьёзнее, но какая-то часть меня продолжает искать за кулисами выход со сцены. Обязанности начальника медицинской службы! Боже ты мой, да я только что закончил интернатуру!
Дайсон недоверчиво покосилась на него.
- Ну и как?
Он тяжко вздохнул.
- Я, наверное, счастливчик, если до сих пор работаю в медицине. Если верить Энди Гилдстрому, я самый неуклюжий, самый бестолковый... - Он осёкся. - Что это вы на меня так смотрите?
- Как смотрю? - переспросила она с простодушным видом.
Он подозрительно сощурился.
- Когда я упомянул Гилдстрома, вы посмотрели так... изумлённо.
- О, просто я никогда не слышала, чтобы доктора Андерсона Дж. Гилдстрома называли "Энди".
- Вы его знаете? И что, он всё так же важничает? Он самый... был самым невыносимым всезнайкой среди младших ординаторов Атланты.
- Он руководитель службы здравоохранения системы Аргелиус, - ответила она, давясь смехом.
Теперь уже Маккой изумлённо таращился на неё.
- Руководитель службы здравоохранения... Боже милостивый, да я не доверил бы ему и простуду лечить, не то что заниматься медицинским обслуживанием миллионов людей!
- Вероятно, он несколько улучшил свою квалификацию за последние двадцать лет, - предположила Дайсон.
- Да, точно.
Он внезапно нахмурился, обводя взглядом комнату.
- Как бы то ни было, я не могу распознать половину оборудования в этом отделе. В отделении реанимации девять пациентов, но я боюсь даже подступиться к ним. Под руководством сестры Чепэл я, может быть, смогу взять на себя несколько амбулаторных случаев, но и только. Чёрт, да любой санитар знает о медицине на этом корабле больше меня. Если я мог управляться с этим оборудованием, значит, я потерял больше двадцати лет медицинских знаний и опыта.
- Будем считать, что вы просто положили их не на то место, - Кристина Чепэл вошла в комнату незамеченной. - Но они обязательно к вам вернутся.
- Вы так уверены в этом, мэм?
- Да, - сказала медсестра. - Но до тех пор мне придётся работать под надзором действующего начальника медслужбы Кортехо. Имейте в виду, доктор Маккой, я ещё припомню вам все мои мучения. Диана, ты тоже горько пожалеешь, если повторишь кому-нибудь то, что я сказала. А теперь брысь из лазарета, вы оба. Я устала от ваших физиономий.
- Но я здесь живу, - запротестовал Маккой.
- Уже нет, - Чепэл указала на дверь. - С этой минуты вы выписаны. У вас есть собственная каюта на этом корабле, и сейчас самое время вернуться туда, чтобы я могла отдать вашу койку тому, кто больше в ней нуждается. Проваливайте.
Она бросила на застывшего Маккоя притворно-сердитый взгляд. Дайсон ласково взяла его за локоть.
- Не бойтесь, вас не изгоняют из райского сада. Я покажу вам дорогу к вашей каюте.
Она провела его через запутанный лабиринт комнат, составляющих медицинский комплекс, тщательно объясняя конструкцию и планировку корабля на каждом повороте.
- Вы меня слушаете? - спросила она наконец.
Маккой что-то рассеянно пробормотал в ответ, потом вдруг остановился и повернулся к ней.
- Я был хорошим врачом?
- Да, - без колебаний ответила она. - Одним из лучших на Звёздном Флоте.
- Слава богу, - Он прислонился к стене коридора, скрестив руки на груди. - В последний год... ну, я начал размышлять - может, я в конце концов не создан для медицины? Господи, я порой чувствовал себя таким тупицей... Всё валилось из рук. Я упорствовал лишь потому, что не мог представить, как буду заниматься чем-нибудь ещё. Я всегда хотел стать врачом - но только хорошим врачом.
Дайсон улыбнулась.
- Все поначалу чувствуют себя некомпетентными. Я тоже иногда ловлю себя на такой мысли, особенно после гневного выговора от старшего доктора. С тех пор, как я попала на "Энтерпрайз", такое случалось несколько раз.
- Это я вас распекал?
- Иногда, - призналась невролог. - Но всегда за дело и по существу.
Он неожиданно ухмыльнулся.
- В отличие от действующего начальника медицинской службы?
- Ш-ш-ш! Не так громко, - предупредила она, но в уголках её губ таилась улыбка. - Хотите, чтобы меня выгнали из Звёздного Флота?
Она взяла его за руку и потянула дальше.
- Нам дальше, на пятую палубу, доктор Маккой.
- Забудьте об экскурсионной программе, - сказал он, шагая с ней в ногу. - Лучше расскажите, как вас сюда занесло.
- Сюда, на "Энтерпрайз"? Или сюда, в Звёздный Флот?
- И то, и другое. Это кажется мне равно невероятным. Я никогда не задумывался всерьёз о космических путешествиях, пока не очнулся на борту этого корабля.
- Потому что вы землеброд, - бездумно ответила она и тут же спохватилась, поймав его обиженный взгляд. - Извините, ничего личного. Просто я всегда жила в космосе, и мысль о том, чтобы просидеть всю жизнь на планете, кажется мне довольно экзотической.
Они обогнули угол и вышли в главный коридор, недалеко от турболифтов. Дайсон, как бдительная пастушка, провела своего подопечного через двойные двери и назвала вслух место назначения.
- И что дальше? - напомнил он спустя несколько минут, когда они вышли на палубу, где располагались офицерские каюты.
- Ну так вот, я выросла на Потерянном Акре. Это космическая станция чуть побольше той, куда мы сейчас направляемся, и затерянная так же далеко на периферии Федерации. Я хотела изучать медицину и хотела перебраться поближе к цивилизации. Для тех, кто не слишком богат, Звёздный Флот - самый очевидный выбор. Они оплатили моё обучение в обмен на десять лет службы в медицинском подразделении. Я считаю это честной сделкой.
- Ну ладно, вы стали врачом, - согласился Маккой. - Но вы всё ещё находитесь чертовски далеко от цивилизации.
- Да, - печально согласилась она. - Однако библиотека на "Энтерпрайзе" гораздо больше, чем на Потерянном Акре, так что я всё равно в выигрыше.
Она жестом остановила его.
- Вот ваша каюта, сэр.
Он прочёл надпись, чётко выгравированную на дверной табличке:
"Леонард Маккой, д. м."
Странно, но из всех представленных доказательств его потерянной памяти это было самым убедительным: его имя, начертанное на табличке, которую он никогда прежде не видел.
Дайсон открыла кодовый замок, потратив ещё несколько минут, чтобы показать ему, как это делается, и провела его внутрь. Планировка была такой же, как в каюте капитана: внешняя комната, обставленная как рабочий кабинет, со столом, стулом и настенными полками, и небольшая спальная зона, отделённая от неё решётчатой ширмой. Но в отличие от каюты Кирка, эта пребывала в ужасающем беспорядке. На полу валялась разбросанная одежда, стол и полки были завалены бумагами и дискетами, расставленные повсюду растения засыхали в своих горшках.
- Я всегда такой неряха? - спросил Маккой, с отвращением глядя на царящий кругом бардак.
- Откуда мне знать? - отозвалась Дайсон с лукавой усмешкой. - Раньше вы никогда не приглашали меня в свою каюту.
Маккой отчаянно покраснел. Она же невозмутимо продолжила обучение, показывая ему, как управлять освещением, как включать интерком и пользоваться акустическим душем.
Когда она вышла в коридор, он потянулся за ней, как привязанный.
- Я должен дать вам на чай за обслуживание номера?
Дайсон легонько подтолкнула его обратно в каюту.
- Нет, это я дам вам совет**: вздремните немного.
Дверь закрылась перед его носом.
Маккой вздохнул и решительно повернулся лицом к ожидающей его унылой пустоте. Он побродил по комнате, поиграл с панелями управления, которые показывала Дайсон, однако скудный репертуар цветных огней и звуковых сигналов быстро наскучил ему. Он полил цветы, но так и не смог заставить себя прикоснуться к грязной одежде на полу. Он собрал дискеты и бумаги со стола, но не мог придумать, куда их пристроить, и наконец просто свалил их в кучу.
Когда все возможности занять себя были исчерпаны, он разделся и осторожно лёг на разобранную постель. Несмотря на усталость, сон не шёл к нему, и только усилием воли он заставлял себя не ворочаться с боку на бок. Вместо того, чтобы расслабиться, он чувствовал себя комком напряжённых мускулов. Какая-то беспричинная тревога не давала ему покоя.
Наконец он осознал, что мешает ему. То было ожидание - он ждал возвращения настоящего жильца. Назойливое ощущение никак не проходило. Едва заслышав в коридоре шаги, он вскидывался - мерещилось, что идущий направляется прямо в каюту; каждый шорох или скрип металла в его воображении превращался в звук открываемой двери.
Пролежав два часа в чужой постели, Маккой вскочил и снова натянул одежду. Оставался только один выход. Лазарет был единственным местом на корабле, где он чувствовал себя более-менее уютно. Если сестра Чепэл уже отдала кому-то мою койку, решил он, буду спать на полу в палате.
Он вышел из каюты и быстро зашагал по коридору с наполовину погашенным по ночному времени освещением. Дорогу до турболифта он помнил. Двойные двери раздвинулись, и он вошёл в пустую кабину.
- Лазарет, - смущённо произнёс он вслух. Чертовски глупый способ перемещаться по кораблю. Однако хитрая автоматика подчинилась приказу, что добавило ему уверенности в себе.
Добравшись до медицинского комплекса, Маккой вздохнул с облегчением. Несмотря на обилие загадочных технологических новинок, всё здесь было успокаивающе знакомым - запах озона и лекарств, красноватый свет стерилизующих ламп, монотонные сигналы диагностической аппаратуры. Маккой свободно прошёл через палаты, не задержанный никем из дежурного персонала, и отыскал маленькую подсобку, в которой его поселили. Кровать всё ещё была на месте, и он с удовольствием растянулся на ней. Здесь, в безликой стерильной обстановке, его взвинченные нервы наконец успокоились, и усталость взяла своё, увлекая его в глубокий сон.
Несколько часов спустя он застонал и заметался, тщетно пытаясь вырваться из мучительной бездны кошмара, но так и не проснулся.
--------------------------
* Фуга, точнее, диссоциативная фуга - редкое психическое расстройство, при котором больной полностью забывает всю информацию о себе, вплоть до имени. Память на универсальную информацию сохраняется. Во всех остальных отношениях, кроме амнезии, больной ведёт себя нормально. Причиной диссоциативной фуги является психическая травма или невыносимая ситуация, в которую попал больной. Фуга носит защитный характер, поскольку даёт больному возможность получить отпуск от своих проблем. Диссоциативная фуга длится от нескольких часов до нескольких месяцев, изредка дольше. Потом больной вспоминает свою прежнюю биографию (обычно внезапно), но при этом может забыть всё, что происходило во время фуги.
** Игра слов: give a tip - это и "дать на чай", и "дать совет, подсказку".

@темы: "Сны Ворона", StarTrek, Переводы

URL
Комментарии
2010-11-29 в 22:00 

Египетская мау
усата-полосата
Они все бесподобны, вот что. Кого ни возьми - Кирка или Чехова, Чэпел или Дайсон, уже упомянутых Маккоя и Спока - все настоящие, все живые. Такие разные. Такие замечательные. Хочется это дело распечатать и в виде традиционной книги иметь. Настоящий подарок этот перевод.

2010-11-30 в 22:35 

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
В этой книге мне ещё ужасно понравился Сулу. Парень с крылатой душой - хлебом его не корми, только пусти к штурвалу. N-ная инкарнация Чкалова, не иначе :)

URL
   

Библиотека кайтианского фелиноида

главная