Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:23 

DREAMS OF THE RAVEN by Carmen Carter (17-19)

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
ГЛАВА 17

- Сенсоры не регистрируют органических остатков, капитан.
Кирк взглянул через плечо старшего помощника на индикаторы компьютерного пульта: их показания подтверждали слова вулканца.
- Проверьте ещё раз, мистер Спок.
На краткий миг тот заколебался, борясь с противоречивыми мыслями. Повторное сканирование было бы лишь ненужной тратой скудных остатков энергии, и логика требовала донести этот факт до сведения капитана. С другой стороны, опыт подсказывал, что в настоящий момент Кирк едва ли настроен внимать доводам логики.
Спок снова переключил сенсоры на поисковый режим. Кирк отошёл от пульта и остановился возле своего кресла.
Рулевой и навигатор ожесточённо сражались с управлением, возвращая хромой звездолёт на прежний курс. Ухура крутила регуляторы настройки, методично прослушивая все частоты пространственной и подпространственной связи. Спок проводил второй, заведомо бесполезный сенсорный поиск.
На обзорном экране расстилался пустой и безмятежный космос. От "Звёздного Шторма" не осталось ни следа: взрыв импульсных двигателей разнёс огромный корабль в пыль. Вместе с Воронами на его борту. А это означало, что Кирк ни на шаг не приблизился к разгадке. Собственным приказом он перечеркнул единственную возможность узнать ещё что-нибудь о таинственных чужаках.
Компьютер просигналил об окончании поиска. Кирк выжидательно поднял голову.
- Ответ отрицательный, капитан. Никаких следов органики.
- Очень хорошо, мистер Спок, - столь же невозмутимо ответил Кирк. - Рулевой, приготовьтесь включить импульсную тягу.
- Есть, капитан.
Деполь и Бенус выпрямились на своих сиденьях, их руки замерли над приборными панелями. Они давно успели рассчитать, перепроверить и ввести в бортовой компьютер курс на станцию Вагнер, пока Кирк удерживал "Энтерпрайз" на месте крушения "Звёздного Шторма".
- "Фальчион" готов к старту, - передала Ухура, приняв передачу с борта клингонского крейсера.
Кирк прослушал быструю перекличку со всех постов мостика. Его офицеры устали от ожидания, им не терпелось отправиться в путь. Больше здесь нечего было делать.
- Полная импульсная тяга, - скомандовал капитан.
"Энтерпрайз" вздрогнул, набирая скорость. Кирк тоже вздрогнул. Здесь слишком холодно, подумал он, выбрасывая из мыслей другое объяснение охватившего его озноба.
- Есть что-нибудь на сенсорах дальнего действия, мистер Спок?
- Ответ отрицательный. Никаких признаков активности в этом секторе.
- Подтверждаю, - добавила Ухура. - Никаких передач в обозримом диапазоне частот.
- Давайте надеяться, что так будет и впредь, - устало проговорил Кирк. - Нам ещё предстоит несколько дней пути.
"И ради бога, хватит с нас приключений..."
Настало время для ещё одного дела, которое больше нельзя было откладывать на потом. Он поднялся с кресла.
- Мистер Спок, я жду вас в своей каюте через час.


Этот час Кирк провёл у себя, разглядывая содержимое маленького кожаного кейса. Служба в качестве командира звездолёта требовала большого напряжения сил и полной самоотдачи; порой она напоминала азартную игру по самым высоким ставкам. В каждой миссии командиру приходилось принимать решения, от которых зависели жизни экипажа корабля и бесчисленного множества других созданий. Чаще всего Кирк знал, как должен поступить, и всё же время от времени он вынужден был действовать наугад. Когда он угадывал правильно, ему давали медаль.
У Кирка было много наград. Он дорожил ими - не как свидетельствами своей славы, но как напоминаниями о сложных ситуациях, когда он сумел сделать правильный выбор. Сколько раз он ещё поставит на кон против слепого случая, сколько шансов вырвет у судьбы, прежде чем совершит роковую ошибку?
Во время спасения "Селессана" его мгновенное колебание чуть не погубило корабль. И всё же он снова пошёл на риск в столкновении со "Звёздным Штормом". Если бы сенсорное сканирование заняло на несколько секунд больше или если бы Вороны обнаружили, что их проверяют, они не стали бы медлить с ударом. И на этот раз они достигли бы цели.
Тихий свист прозвучал из интеркома - несколько нот, простая и скорбная мелодия, слышная в каждом уголке корабля. Капитан встряхнулся, отвлекаясь мыслями от прошлого. Он захлопнул кейс, положил его обратно в сейф возле кровати и закрыл металлическую дверцу. Если бы он мог вот так же взять свои тревоги и сомнения и спрятать куда-нибудь под замок...
Стараясь не думать об этом, он начал переодеваться.
Когда раздался звонок в дверь, Кирк уже был готов. Спок вошёл в каюту, аккуратный и подтянутый, как всегда. Голубой парадный китель с разноцветными наградными планками подчёркивал его официальный вид.
Кирк одёрнул рукава своего кителя - золотистого, как положено командиру. Он терпеть не мог эту одежду. В его сознании она была прочно связана с утомительными дипломатическими делами и с трибуналами Звёздного Флота. И с похоронами.
- Лейтенант Ухура докладывает, что часовня подготовлена к проведению службы, - сообщил Спок с подобающей случаю торжественностью. Впрочем, таким же серьёзно-мрачным голосом он объявил бы и о начале бракосочетания. - Бортовой интерком будет транслировать ваше обращение для тех, кто находится на посту.
Кирк рассеянно кивал, едва обращая внимание на все эти подробности. Он думал о другом. Никто из офицеров не оспорил его действий в стычке с "Селессаном" или "Звёздным Штормом". Будучи старшим помощником, Спок не подвергал сомнению решения командира, если тот не спрашивал его мнения; будучи вулканцем, он, вероятно, не видел смысла в обсуждении того, что уже нельзя изменить.
Впрочем, Кирк и не собирался выносить на общий суд то, что не давало ему покоя. Облечь страх в слова означало сделать его более реальным. Лишь с одним человеком он мог бы поделиться своими сомнениями. Что сказал бы по этому поводу Маккой? Осудил бы он Кирка за тот удар без предупреждения, за ответ обманом на обман? Упрекнул бы за неоправданный риск?
- Я знал, что там были Вороны, - Он не сразу понял, что говорит вслух. - Знал даже без сканирования. И всё равно позволил им снова обмануть меня. Я должен был открыть огонь сразу.
Спока не удивил этот неожиданный всплеск эмоций. Он ответил быстро, будто давно заготовил ответ и лишь дожидался нужного момента:
- Проверка была необходима. В противном случае вы могли уничтожить команду мирного орионского судна.
- Ради этого стоило рисковать собственной командой?
Спок промолчал. Он знал, что люди порой винят себя в неслучившихся бедах и в несовершённых ошибках, но не знал, как опровергнуть эти обвинения.
Он пытался найти слова, которые могли бы помочь его другу, но искал их слишком долго. Кирк уже вышел из комнаты.


Проходя мимо каюты Маккоя, Диана Дайсон замедлила шаг. Она могла придумать по меньшей мере три важных причины, чтобы заглянуть к доктору. Но сам факт, что ей хотелось найти причину - или, скорее, оправдание для самой себя, - определённо был поводом для беспокойства.
Размышляя об этом и о других тревожных симптомах, она не заметила, как оказалась по другую сторону двери, и дальнейший самоанализ пришлось отложить.
Диана не удивилась, застав Маккоя погружённым в гору медицинских лекций; но она никак не ожидала, что он будет в штатском.
- Вы ещё не готовы? - удивилась она, глядя на его потрёпанный свитер.
Маккой с трудом оторвался от экрана.
- Готов к чему? - рассеянно спросил он.
- К мемориальной службе. Она начнётся через десять минут.
Маккой снова уткнулся в экран.
- Да, я вроде слышал что-то сегодня утром... Но мне ведь не надо идти, правда?
- Ради бога, вы же старший офицер! - Она метнулась мимо его стола в спальню и настежь распахнула шкаф. - Не говоря уже о том, что вы собственноручно подписывали свидетельства о смерти всех, кто погиб в первой атаке.
Её руки лихорадочно перебирали вешалки с одеждой.
- Думаю, это означает, что мне придётся идти, - буркнул Маккой, выключая компьютер.
Дайсон вернулась из спальни, держа в руках китель из мягкой, блестящей голубой ткани, отделанный золотым кантом.
- Наденьте это, - приказала она.
Маккой взглянул на неё с ужасом, словно она предлагала ему дохлую кошку.
- И поживее!
Он неохотно поднялся на ноги, распрямляя затёкшую спину, потом потянулся, хрустя позвоночником.
- Как бы то ни было, а моя спина не хочет верить, что ей двадцать три года.
Дайсон нетерпеливо скривила губы. Маккой вздохнул, но послушно стащил свитер и отложил его в сторону.
- Чёрт, а здесь холодно, - Передёрнув плечами, он взял китель и попытался натянуть его через голову.
- Нет, не так.
Дайсон отобрала у него китель, расстегнула застёжку на передней планке и впихнула одежду ему в руки.
- Ненавижу похороны, - проворчал Маккой, поочерёдно просовывая руки в рукава и возясь с незнакомой застёжкой. - Никогда не понимал людей, которые добровольно обрекают себя на целый час уныния и депрессии. Даже на два часа, если вам попадётся особо увлечённый оратор.
Он застегнул китель до самой шеи и попытался нащупать петлицу на воротничке.
- Чёртова удавка... Вы уверены, что это мой размер?
- О, будьте добры, заткнитесь! - взвилась Дайсон. Её голос задрожал не то от злости, не то от слёз, подступивших к горлу. - Моя соседка по комнате погибла одной из первых. Эта служба для меня не просто формальность!
- Простите, - выдавил Маккой, сражаясь с последней пуговицей. - Мне жаль...
- Нет, вам ни капельки не жаль. Вы только пытаетесь быть вежливым.
Она отвела его руки и туго застегнула воротничок.
- Среди погибших - четверо санитаров из вашего отдела, - Дайсон отступила на шаг, оценивая его вид. - И вы сами выбрали каждого из них. Хоффман, Рассел, Уоллес, Кларк. Вспомните эти имена, когда капитан назовёт их. И радуйтесь, что ваше сердце не может болеть за них... потому что человек, который был корабельным хирургом, чуть не заплакал, узнав, что они мертвы.
Маккой ничего не ответил. Его глаза были полны недоумения и боли, как у человека, получившего жестокий и незаслуженный удар. Диана прикусила язык.
- Идёмте, а то опоздаем, - сухо сказала она, глуша в себе непрошенное чувство вины.
Он покорно последовал за ней.


Корабельная часовня представляла собой всего-навсего пустой зал с маленькой кафедрой в одном конце и несколькими рядами скамей. Чтобы не оскорбить ничьих религиозных чувств - а в Звёздном Флоте служили люди, принадлежащие к самым разным вероисповеданиям, - строители корабля оформили это помещение в простом и строгом стиле. Здесь не было ни священных символов, ни образов, ни других знаков культа, но светлые, лишённые украшений стены будто излучали умиротворённость и покой на собравшихся здесь людей.
Кирк стоял за кафедрой, дожидаясь, пока последние из прибывших отыщут себе место в переполненном зале. На длинных скамьях уже негде было присесть, и большинство астронавтов столпились вдоль стен; но, несмотря на большое скопление людей, в часовне было удивительно тихо, если не считать дыхания, приглушенных шагов и шороха одежды.
То был долг капитана - найти в себе силы нарушить эту тяжёлую тишину, найти слова утешения и ободрения для товарищей и коллег тех, кто погиб на своём посту. Капитану не пристало бояться публичных выступлений. Кирк разгладил список имён, который ему предстояло прочесть, и тонкий лист бумаги впитал влагу с его ладоней. Мемориальную службу дважды откладывали из-за боевых действий, и с каждым разом этот список удлинялся.
Обдумывая предстоящую речь, Кирк видел, как плотно сбитая группа инженеров расступилась, пропуская в середину Монтгомери Скотта. Они усадили его на край скамьи и снова сомкнулись вокруг плечом к плечу. Усталый и поникший, с печально вытянутым лицом, Скотти едва ли осознавал, как сплотила его людей отчаянная забота о нём.
Сотрудники научного отдела, напротив, были рассеяны в толпе поодиночке. Их верность не выражалась столь явно, но как инженеры стояли горой за Скотти, так и учёные готовы были идти в огонь и в воду за своего сурового и требовательного шефа-вулканца. Сам Спок тоже был здесь, чтобы отдать последнюю дань уважения погибшим. Прямой и строгий, он стоял в углу - окружённый землянами, но не один из них.
Тишина в часовне неуловимо изменилась, все посторонние звуки угасли, и это было сигналом к началу службы. Кирк глубоко вдохнул и заговорил. Собственный голос казался ему слишком тихим, доносящимся откуда-то издалека, но сидящие люди слушали, не отрываясь. Он словно раздвоился, и одна часть его сознания искала слова, чтобы выразить вслух их общее горе, в то время как другая наблюдала за лицами слушателей, здесь и там замечая влажный отблеск в обращённых к нему глазах. Кто-то, как Ухура, плакал открыто, не стыдясь скорби и любви к умершим друзьям. Кто-то, наоборот, крепился изо всех сил, но всё же украдкой смахивал слёзы, неохотно соглашаясь разделить свою боль с другими - словно тяжкий груз, который невозможно нести в одиночку.
Его речь звучала не только в пределах часовни, но и на каждой палубе, в каждом помещении корабля, для тех, кто стоял сейчас на вахте. Он говорил для всего экипажа, прощаясь с теми, кто уходил навсегда, и утешая остающихся, - но сам не мог найти утешения в собственных словах.
Голос умолк. "Я закончил?" - удивился Кирк. Список лежал перед ним на кафедре, и он медленно прочёл его вслух. Называя имя за именем, он несколько раз слышал в ответ приглушённое восклицание - кто-то только сейчас узнавал о смерти коллеги или знакомого.
Эта последняя перекличка была мучительно длинной. Наконец список подошёл к концу, и Кирк объявил минуту молчания. Склонив голову в безмолвной молитве, он попытался вспомнить погибших, воскресить в памяти их лица и голоса, но вдруг осознал, что молится не за них, а за тех, кто стоял сейчас рядом с ним, - чтобы они остались в живых.


ГЛАВА 18

Бортовой журнал, звёздная дата 5321.12: Нам остаётся менее суток пути до станции Вагнер с её ремонтными доками, но я до сих пор не в состоянии объяснить те нападения, что нанесли урон моему кораблю.

Звёзды рассыпались серебряным песком вдоль горизонта. Их нежный свет озарял землю под ногами, разбрасывал под деревьями зыбкие тени, превращал траву в пушистое бархатное покрывало. Лёгкий ветерок гулял по верхушкам кустов, и листва шелестела в ритме спокойного дыхания.
Маккой валялся на спине, подложив руки под голову, и любовался тщательно подобранным видом. Кусты скрывали нижний край иллюминатора, свисающие сверху ветки ивы затенили верхний край. Панорама глубокого космоса волшебным образом преобразилась в ночное небо. Не хватало только травинки, чтобы лениво жевать её. Он с трудом отогнал желание отщипнуть стебелёк зелени.
- Если бы только звёзды не двигались, я мог бы вообразить, что это какой-нибудь сад в Джорджии.
- Я привыкла к тому, что звёзды должны двигаться, - возразила Дайсон. Она сидела на скамейке под соседним деревом. - Если они останавливаются, это означает, что энергетическое снабжение станции нарушено.
Маккой тяжело вздохнул. Его хрупкая иллюзия рассыпалась на глазах. Он сел и повернулся к Дайсон.
- Всё-таки людям не место в космосе. Он разрушает наши души.
- Моя душа чувствует себя очень хорошо, доктор, - сказала Диана с лёгкой нервозностью в голосе.
Он покачал головой.
- Это не заменит Землю, - Он обвёл рукой густые заросли. - Синтетический ветер и дистиллированная вода. И ни единой букашки во всей чёртовой оранжерее.
- Вы скучаете по насекомым? - скептически переспросила она.
- Не в этом дело, - отмахнулся Маккой. - Просто оно не настоящее.
Дайсон равнодушно пожала плечами.
- Вы имеете в виду, что это не Земля. Здесь нет ураганов, землетрясений, наводнений, засухи... Судя по тому, что я слышала, Земля - очень опасное место для жизни.
- Зато она очень красива, - Маккой поднялся на ноги, рассеянно стряхивая несуществующую грязь со свитера и брюк. - Красива той необузданной красотой, которую вы никогда не найдёте в этих стерильных наманикюренных лужайках. Здесь жизнь приходится защищать и пестовать, возиться с ней... А на Земле жизнь кипит и бьёт через край в каждом квадратном миллиметре земли и воздуха.
Приглушённый свист интеркома развеял остатки мирной пасторальной картины, возвращая их из тихого сада обратно в оранжерею рекреационной палубы.
- Спок вызывает доктора Дайсон.
Маккой протянул руку, помогая женщине подняться.
- Вам нужен профсоюз получше, - посочувствовал он.
- Точно. Скажите мистеру Споку, что я объявила забастовку.
Дайсон отвела в сторону гибкую перистую ветвь. За ней скрывалась панель интеркома, искусно спрятанная в дупле плакучей ивы. Диана нажала кнопку соединения.
- Дайсон на связи.
- Клеточное сканирование образца нервной ткани 21-альфа будет закончено через десять целых две десятых минуты, - прозвучал из дупла сухой голос научного офицера. - Жду вас в лаборатории 5А для обработки результатов.
Не дожидаясь ответа, он отключил связь.
- Что будет потом, когда вы закончите с образцом 21-альфа? - спросил Маккой, всё ещё держа её за руку, пока они шли к турболифту.
Она осторожно высвободила руку.
- Потом мы начнём анализировать образцы 21-бета и 21-гамма.
- Всё это кажется ужасно скучным.
Они прошли последний поворот аллеи, вымощенной искусственным кирпичом. Кусты, деревья и камни сменились знакомым очертаниям корабельных стен. Распахнулись двери турболифта, странно выглядевшие в живописной раме из кружевных побегов плюща.
- Так что вы там ищете?
- Тишины и покоя, - ответила вместо Дайсон Ухура, выходя в оранжерею, в то время как двое врачей заняли её место в лифте. - Если увидите капитана Кирка, скажите ему, что я на двадцать восьмой палубе.
Маккой не понял, почему её слова так развеселили Диану.
- А что находится на двадцать восьмой палубе? - спросил он, пока лифт вёз их наверх.
Её улыбка погасла.
- На корабле нет двадцать восьмой палубы, Лен.
- А-а. Но откуда мне было знать? - буркнул он, пряча лицо от её ищущего взгляда. - У меня амнезия, доктор Дайсон. Я не могу помнить всякие мелочи вроде этой.
- Потому что вы даже не пытаетесь, - укоризненно сказала она.
Турболифт доставил их на седьмую палубу. До медицинской лаборатории они шли молча. Здесь было пусто и темно, но стоило им перешагнуть порог, как на потолке одна за другой зажглись лампы, осветив ряды длинных низких столов в центре комнаты.
Маккой заговорил первым.
- Это капитан вам приказал исследовать мою психику в свободное от работы время? Или вы проявляете инициативу в надежде на поощрение?
Дайсон оставила без внимания его жалкие потуги на сарказм. Пройдя между столами, она включила какие-то приборы и некоторое время наблюдала за перемигиванием цветных огней на контрольных панелях.
- Это медицинский случай, касающийся члена экипажа корабля, а я - врач на этом корабле, - проговорила она наконец. - Что я, по-вашему, должна делать? Чего вы от меня хотите?
- Я хочу, чтобы вы помогли мне убраться с этого корабля! - резко сказал он.
Она изумлённо обернулась.
- Лен, вы не можете сдаться так легко. Не отчаивайтесь. Вам надо преодолеть этот блок.
- Чёрта с два!
Он стиснул зубы, стараясь обуздать свою злость. Потом заговорил снова, тише и спокойнее.
- Диана, всё, что мне надо - это прожить жизнь заново, лучше и правильнее, чем в прошлый раз, - Он шагнул ближе, словно умоляя прислушаться к нему. - С пенсией Звёздного Флота я смогу вернуться на Землю и открыть собственную практику на дому, как я всегда хотел сделать. Старый Маккой потерял свою мечту и свою семью где-то на полдороги сюда. Я не хочу, чтобы со мной случилось то же самое.
- Вы не можете поделить себя на разные части и остаться в здравом уме! - голос Дайсон сорвался на крик. - Вы - одно целое, одна личность, а не две! И эта личность - хороший человек и замечательный хирург. Каждый мужчина и каждая женщина на этом корабле без колебаний доверили бы вам свою жизнь. Может быть, вы пришли в Звёздный Флот, чтобы убежать от ошибок прошлого, но теперь вы стали такой же неотъемлемой частью "Энтерпрайза", как капитан Кирк и мистер Спок. Вы не можете просто отмахнуться от этого. Вы не вправе!
- Так я всего лишь временная ошибка, вроде испорченных при клонировании клеток? Да? Каким бы "очаровательным" научным казусом ни был молодой Лен Маккой, но пора отправить его туда, откуда он пришёл, - пускай сгинет в дальних закоулках памяти вашего обожаемого главного хирурга, - Он схватил её за плечи, требовательно заглянул в глаза. - Вы этого хотите?
Дайсон отвела взгляд, разрывая возникший на мгновение контакт.
- Да? Это означает - да?
Она уперлась ладонями в грудь Маккоя, пытаясь отстраниться, но он держал её крепко.
- Отпустите меня, Лен, - взмолилась она. - Я не могу... я должна быть объективной. Я ваш врач...
- Плевать на врача! Мне осточертело быть вашим пациентом. Это всё, что я для вас значу? Интересный медицинский случай?
- Вы сами знаете, что это не так, - Она вскинула голову. - Вы, может быть, молоды, но уж не настолько невинны.
- Нет, - хрипло ответил он. - Вовсе нет.
Он ослабил хватку; теперь его руки просто лежали на её плечах. Она закрыла глаза, но не отстранилась, когда он привлёк её к себе.
- Который Маккой это был? - спросил он, когда поцелуй закончился. - Молодой или старый?
- Не знаю, - выдохнула она, проводя пальцами по его щеке. - Знаю только, что очень давно хотела сделать это.
- Так старый дурак сохранил капельку былого очарования? - Маккой тихо рассмеялся. - Но ведь он ни разу не пытался поцеловать вас?
Она вздрогнула и напряглась, освобождаясь из его объятий.
- Нет, - натянуто ответила она. - И когда ваша память вернётся, вы наверняка будете смущены этим маленьким эпизодом. А может, даже не вспомните о том, что сейчас случилось. И всё же я обязана сделать всё, чтобы восстановить вашу память. Если не получится у меня - получится у другого врача.
- Диана...
Он снова потянулся к ней, но она быстро отступила назад.
- Вот видите, - В её голосе сквозила горечь. - Я должна держаться от вас подальше - не только ради профессиональной этики, но и ради собственной безопасности. В один прекрасный день - возможно, очень скоро, - ваша амнезия пройдёт, и когда это случится, для меня не будет места в вашей жизни.
- Это не так.
Дайсон покачала головой.
- Сейчас вы видите во мне ровесницу, такого же стажёра-ординатора, каким вы были сами. Но для Маккоя, начальника медицинской службы, я прежде всего сотрудница его отдела, отношения с которой лежат строго в сфере профессиональных интересов. Не говоря уже о том, что я на несколько рангов ниже его по званию и на двадцать лет моложе и неопытнее. Мы всегда будем не более чем коллегами.
Он хотел возразить, но не мог найти нужных слов.
- Я сожалею, - только и смог он проговорить.
- О, едва ли больше, чем сожалею я, доктор Маккой.
Оба умолкли, не зная, что ещё сказать, но в этот момент в лабораторию вошёл Спок. Один быстрый взгляд по сторонам заставил его бровь подняться выше обычного.
- Доктор Дайсон, проверьте калибровку голографического микросканера.
Дайсон быстро отвернулась, пряча от него пылающее лицо, и склонилась над приборами. Если она и провозилась с ними чуть дольше обычного, то Спок не заметил этого, занятый своим оборудованием. Он настраивал компьютеры, словно дирижёр, и беспорядочный шум электронных модулей постепенно превращался в стройный ритмичный хор, а разрозненные вспышки индикаторных ламп - в череду бесконечно повторяющихся узоров.
Удовлетворённый результатом, вулканец мельком взглянул на Маккоя. Доктор переместился в дальний угол комнаты, изо всех сил стараясь стать невидимым. Его присутствие не мешало работе, и Спок перестал обращать на него внимание. Он протянул Дайсон чип с голографическим снимком.
- Препарирование образцов мозговой ткани от второй особи даёт нам новое направление для исследований.
Рассмотрев изображение на своём сканере, Дайсон тихо присвистнула.
- Очень интересно, - согласилась она. - Плотность нейронов в тканях левой доли мозга значительно больше, чем в правой.
Маккой тихонько подошёл к столу и вытянул шею, пытаясь разглядеть предмет их обсуждения, но увидел только слабо фосфоресцирующее облако, клубящееся над проекционной панелью сканера. К его разочарованию, Дайсон и Спок углубились в обсуждение, переходя на головоломный жаргон молекулярной нейробиологии. Чем дольше он слушал, тем меньше понимал, о чём идёт речь.
Рассудив, что двое учёных слишком поглощены работой, чтобы следить за ним, Маккой двинулся вдоль периметра комнаты. На стенах лаборатории были расположены прозрачные панели, а на них прикреплены большие листы плёнки. Он равнодушно разглядывал тусклые изображения, пока один из снимков не заставил его остановиться. Найдя возле панели кнопку, Маккой включил подсветку, и со стены на него воззрилась, как живая, оторванная голова Ворона во всём своём злобном великолепии.
Маккой принялся осматривать кадр со всех ракурсов, и праздный интерес на его лице мало-помалу сменялся изумлением. У него едва хватило терпения дождаться паузы в разговоре.
- Это те существа, что напали на корабль? - спросил он, как только учёные прервались на минуту.
- Да, - ответил Спок.
- Ну тогда неудивительно, что нам так досталось, - эти твари очень кровожадны. Они часто снились мне в кошмарах - и тогда, в Атланте, и пару раз уже здесь...
Спок и Дайсон уставились на него, не веря своим ушам. Смущённый их пристальным вниманием, Маккой запнулся и развёл руками.
- Простите, я не хотел вмешиваться...
- Что вам известно об этих существах? - спросил Спок. Его тщательно контролируемая маска выражала всего лишь умеренное любопытство.
Маккой пожал плечами.
- Ну, вообще-то, ничего - с научной точки зрения. Мне рассказывал о них один из пациентов психиатрического отделения нашей клиники. Мне приходилось целыми часами слушать байки старого космического волка о том, как его поймали жуткие инопланетяне, - Он показал на снимок. - Вот эти.
Спок молчал, весь обратившись в слух, и Маккой продолжал:
- Сэджер был единственным выжившим после крушения грузового фрахтовика. Когда его нашли, он был страшно истощён и почти невменяем. Остальной экипаж бесследно пропал. Его рассказ об их исчезновении больше походил на бред сумасшедшего, чем на правду. Все решили, что ему пришлось прибегнуть к каннибализму, чтобы выжить, и чувство вины свело его с ума, - Маккой криво улыбнулся, осознав иронию ситуации. - Врачи сошлись на том, что он просто выдумал для себя этих инопланетян, чтобы избежать угрызений совести. Я тоже так думал, но его рассказы были такими яркими и правдоподобными, что не давали мне покоя даже после того, как я перестал с ним работать. Бедняга... я теперь гадаю, сколько времени могло пройти, пока психиатры не разобрались, что он в своём уме.
Спок изогнул бровь.
- К сожалению, он может до сих пор находиться в клинике, - Он подошёл к настенному интеркому: - Капитан Кирк, вас ждут в медицинской лаборатории 5А.
Вернувшись к столу, вулканец взял диктофон и жестом пригласил Маккоя подойти ближе.
- Доктор Маккой, расскажите мне всё, что вы помните со слов вашего бывшего пациента.


ГЛАВА 19

- Существо парализует жертву, оцарапав её ядовитыми когтями. Потом взламывает клювом верхушку черепа, извлекает живой мозг, как ореховое ядрышко из скорлупы, и проглатывает его целиком. Тело жертвы употребляется в пищу...
Спок остановил запись, обеспокоенный нездоровой эмоциональной реакцией, которую вызвало это описание у землян, находящихся в зале совещаний. Инженер Скотт выглядел несколько бледнее обычного; тёмные глаза Ухуры расширились от ужаса. Даже Фрейзер и доктор Дайсон казались подавленными. Только капитан Кирк, сидящий во главе стола, держал себя в руках.
- Маккой, вы сказали, что этот человек был безумен...
- Я сказал, что мы считали его безумным, - поправил Маккой. - Но это потому, что никто никогда не видел инопланетян, которых он описывал. Однако, поскольку они существуют, можно предположить, что он говорил правду.
Кирк неохотно кивнул. Всё, что он услышал до сих пор, ему не понравилось.
- Так о котором из двух видов он говорил?
- Это один и тот же вид, - Спок снова включил кассету.
- Проглотив мозг, существо преображается - это похоже на метаморфоз гусеницы, только без кокона. Кожа меняет цвет с зелёного на синий, головной гребень темнеет. Когда трансформация заканчивается, существо начинает говорить голосом своей жертвы.
- Быть не может, - вырвалось у Скотти. - Тот парень, верно, подхватил космическую лихорадку!
- Нет, теоретически это возможно, - взволнованно прервал его Фрейзер. Любознательность учёного быстро возобладала над ужасом и отвращением. - Описанные физиологические изменения означают полный биохимический переворот во всех системах организма. Тот странный орган в основании черепа у зелёных особей - то есть у личинок - служит для производства аминокислот. С их помощью производится органическая переработка структурных РНК из мозга жертвы. Вороны могут буквально разобрать старый мозг по винтикам и записать все его связи!
- Точно! - поддержала его Дайсон. - Это объясняет необычно высокую концентрацию нейронов в левой доле мозга: они используются как чистый лист для записи информации. Когда копирование завершено, мозговая ткань постепенно восстанавливает нормальную плотность клеток.
- В результате получается два отдельных мозга, - продолжал объяснять Фрейзер. - Обычно такая система нежизнеспособна, но только не в том случае, если Вороны сохраняют контроль над вторичными воспоминаниями. А тот сгусток нейронов в месте разделения мозговых стволов, должно быть, работает как распределительное устройство между обеими долями.
Кирк выслушал эту диковинную теорию без возражений - три года в космосе научили его с уважением относиться к тому, что на первый взгляд казалось неправдоподобным и даже фантастическим. Даже осторожный в суждениях Спок присоединился к общему согласию.
- Это может объяснить многие загадочные события, с которыми мы столкнулись. Конечно, это всего лишь предположение...
- Выкладывайте, Спок, - нетерпеливо приказал капитан.
Вулканец не спешил. Сначала он уселся поудобнее, опираясь локтями на стол и сцепив пальцы перед лицом.
- Клингоны, которые патрулировали на "Фальчионе" изолированный сектор космоса, вполне могли пасть жертвой Воронов. Если теория об ассимиляции чужого мозга верна, то пришельцы могли получить все необходимые знания, чтобы вывести крейсер в пространство Френни...
- ...где они обменяли слишком приметный боевой корабль на нейтральное торговое судно, - подхватил Кирк. - И стали ждать, пока в их ловушку не попадётся следующий корабль.
- Будто рак-отшельник...
Капитан удивлённо повернулся на стуле.
- Что вы сказали, лейтенант Ухура?
- Рак-отшельник живёт в чужих раковинах, - объяснила Ухура. - Вырастая, он перебирается из одной раковину в другую, каждый раз отыскивая себе дом побольше.
Спок одобрительно приподнял бровь.
- Ваша аналогия интересна, но наводит на тревожные мысли. Не исключено, что поиск более крупного корабля тоже продиктован требованиями роста.
- Но первая атака на "Энтерпрайз" провалилась, - напомнил Скотти. - И все Вороны погибли. Тогда откуда появился транспорт с истребителями?
- И как они узнали, что мы здесь?
Кирк нахмурился, пытаясь ухватить какую-то тревожную мысль, промелькнувшую на краю сознания.
- Чёрт! - Он в сердцах ударил по столу кулаком. - "Весёлая Леди"! Грузовой корабль, который принял сигнал бедствия от френнийцев, - мы общались с ним только через аудиосвязь. Капитан сказал, что не приближался к каравану, но если он солгал... если его корабль пришёл на помощь "Селессану"...
- Тогда на самом деле мы разговаривали с Вороном, скопировавшим личность капитана Нейла, и к настоящему моменту его экипаж, возможно, захватил станцию Вагнер, - бесстрастно закончил Спок. - По всей видимости, это и объясняет появление транспортного корабля и истребителей.
- И мы, между прочим, летим именно туда, - напомнил Скотти.
- Мы должны выбить их оттуда, - решительно сказал Кирк. - Иначе каждое судно, прибывшее на станцию для торговли или ремонта, станет их добычей. Мы оглянуться не успеем, как Вороны расселятся по всему сектору.
Он откинулся на стуле, оглядывая сидящих за столом офицеров. В его голове на ходу складывался план.
- Когда транспортный корабль не выйдет на связь, Вороны на станции поймут, что он уничтожен, и успеют подготовиться к прибытию "Энтерпрайза". Но они не знают о "Фальчионе" и, спасибо клингонской маскировке, они не смогут его увидеть. Это наш шанс. Мы снова сделаем "Энтерпрайз" наживкой, чтобы отвлечь их огневую мощь и их внимание от "Фальчиона". Тем временем десантный отряд высадится на станцию и возьмёт под контроль системы связи и управление доками.
Говоря это, Кирк уже мысленно прикидывал, кто из членов экипажа больше подходит для вылазки.
- Но если десант потерпит неудачу? - спросил Спок.
- Тогда "Фальчион" должен уничтожить станцию, - без колебаний ответил капитан.
Спок наклонил голову в знак согласия и понимания. Если он испытывал сожаление по поводу возможного уничтожения архитектурного шедевра Т'Ралл, то предпочёл держать это при себе.
- Капитан...
- Да, мистер Спок, - согласился Кирк. - Вы были моим первым кандидатом для этой миссии.
Он повернулся к связистке.
- Мне нужны только добровольцы, - предупредил он.
Ухура ответила на его мрачный взгляд широкой улыбкой.
- Я давно предвкушаю увольнение на берег, капитан, - промурлыкала она.
- Хороший повод поразмять ноги, - весело согласился Скотти.
- Не вы, мистер Скотт, - осадил его Кирк. - Двигатели "Энтерпрайза" потребуют вашего присмотра. И мостик тоже.
Спок заметно напрягся.
- Капитан, во время нашей последней стоянки на Звёздной Базе адмирал Больс настаивала на том, чтобы вы прекратили участвовать в высадках десанта.
- Ну и что? Если я останусь жив, ей не в чем будет меня упрекнуть, а если погибну, её упрёки меня уже не заденут.
Он улыбнулся, но лицо Спока не смягчилось.
- Джим, тебе нельзя идти туда. Речь идёт не только о твоей жизни. Если наша теория относительно природы этих созданий верна, мы не можем допустить, чтобы тебя взяли в плен. В противном случае враг получит всю информацию, которой располагает капитан федерального звездолёта.
- А как насчёт моего старшего помощника? - резко спросил Кирк.
- Среди вулканских ментальных дисциплин есть определённые приёмы, эффективно разрушающие память и сознание.
Два взгляда скрестились, будто шпаги. Безмолвный поединок продлился лишь несколько секунд. Кирк первым отвёл глаза, признавая правоту друга.
- Вам понадобится вооружённая поддержка. Выберите людей из службы безопасности. Группа должна быть немногочисленной, чтобы снизить риск обнаружения. Скрытность послужит вам лучше, чем несколько лишних фазеров.
- Капитан, - Маккой заговорил в первый раз с тех пор, как они прослушали кассету с записью его рассказа. - Очень может быть, что люди на станции ещё живы. Служащих наверняка убили, чтобы завладеть их знаниями, но поселенцы, скорее всего, обездвижены и содержатся взаперти для... э... использования в будущем. Им потребуется медицинская помощь и антидот против парализующего яда, синтезированный лейтенантом Фрейзером.
- Хорошая мысль, Боунс, - рассеянно проронил Кирк. Потом, спохватившись, взглянул на доктора. Тревога о людях была такой знакомой, такой типичной для его главного врача, и какое-то мгновение он надеялся... но Маккой поморщился, услышав старое прозвище.
- Спасибо, доктор Маккой. Я вызову добровольцев из медицинского отдела.
- В этом нет необходимости, капитан, - Доктор облизнул губы. - Я предлагаю свою помощь в качестве санитара.
- Лен! - Дайсон привстала с места. - Это несерьёзно! Вы никогда в жизни не были на космических станциях.
Она повернулась к капитану.
- Я больше подхожу для этого. У меня есть опыт работы на станциях и...
Маккой упрямо замотал головой.
- Сейчас я ваш главный эксперт по Воронам, так что вы не можете оставить меня здесь. С другой стороны, на "Энтерпрайзе" не намного безопаснее. Если вылазка не удастся, чужаки всё равно уничтожат ваш корабль.
Спок принял сторону Дайсон.
- У меня есть полная запись всего, что вы знаете о Воронах, доктор Маккой. Ваше личное присутствие в десантной группе не обязательно.
- У вас есть полная запись всего, что я до сих пор вспомнил, - парировал Маккой. - Но я в любую минуту могу вспомнить ещё что-нибудь. Вдруг вы упустите какую-то важную деталь насчёт их поведения? - Он повернулся к Кирку. - А если одна из этих тварей съест мои мозги, она наверняка подхватит и мою амнезию, так что вы можете не опасаться, что я выдам им военные тайны Федерации.
- Вы согласны с этим, доктор Дайсон? - спросил Кирк.
После недолгой паузы та пробормотала, что "точно сказать нельзя, но это возможно".
- С учётом этих обстоятельств, логично взять доктора Маккоя с собой, - согласился Спок. - Тем более, что в настоящее время он является наименее полезным членом экипажа.
Кирк насторожился, ожидая язвительной отповеди, но Маккой молчал; он принял нелестное замечание Спока без единого протеста. И снова чувство потери обожгло Кирка неутихающей болью. Невыносимо было видеть рядом незнакомца с лицом и голосом старого друга.
Но сейчас не было времени на личные переживания.
- Доктор Маккой, вы пойдёте с десантной группой, - Он поднялся из-за стола, давая понять, что совещание окончено. - Мы прибудем на станцию Вагнер через двенадцать часов. Все по местам.


Маккой принял из рук Чепэл тщательно собранную аптечку.
- Откуда вы знали?..
- Скажем, у меня были кое-какие догадки, - ответила медсестра, закрывая дверь кабинета главного хирурга. - Основанные на долгом опыте общения с докторами вообще и с вами в частности.
- Но я сам не знал, что вызовусь добровольцем, - запротестовал Маккой.
Чепэл и Дайсон обменялись понимающими взглядами, и это окончательно расстроило его.
- С каких это пор Звёздный Флот набирает врачей из числа потенциальных самоубийц? - Он открыл аптечку и внимательно изучил содержимое. - Неудивительно, что я так быстро стал начальником. Продвинулся по службе из-за большой убыли кадров, да?
- Не угадали, - поправила Чепэл, выходя из кабинета. - Вы сменили на этом посту доктора Бойса, который благополучно вышел в отставку.
- Вот человек с хорошим чувством времени, - крикнул Маккой ей вслед.
Закончив проверку, он захлопнул крышку аптечки.
- Вы сами решили идти. Это был ваш выбор, - Дайсон присела на край стола, наблюдая, как Маккой прилаживает аптечку к поясу так и эдак, ища удобное положение, чтобы тяжёлая сумка не сползала на бок и не била по ногам.
- Да, - кивнул он, - но вы даже не попытались отговорить меня.
- Разве в этом был какой-то прок?
Его глаза сузились. Было что-то обидное в её безразличном голосе.
- Нет, - сказал он. - Пожалуй, нет, но мне хочется, чтобы кто-нибудь попытался.
Дверь кабинета снова открылась. В комнату вошёл доктор Кортехо и остановился при виде незваных гостей. На его лице ясно читалось раздражение, которое он не счёл нужным скрывать.
- Доктор Дайсон, поскольку вы переведены в научный отдел, вам больше нет необходимости появляться в лазарете.
Она спрыгнула на пол.
- Нет, сэр. Я просто...
Кортехо не стал слушать её оправданий.
- И вы, доктор Маккой, - так как вы больше не являетесь действующим сотрудником, ваше присутствие тоже не требуется.
Его тон был бесцеремонным, почти оскорбительным. Маккой почувствовал, что кровь бросилась ему в лицо, но не знал, что ответить.
- Напротив, доктор Кортехо, - прозвучал из-за спины начальника медслужбы чеканный голос старшего помощника. - Это ваше присутствие не требуется в данный момент.
Аккуратно обогнув застывшего столбом Кортехо, Спок вошёл в комнату и сгрузил на стол внушительную стопку дискет.
- У нас с доктором Маккоем есть много работы, которую мы должны выполнить перед отправкой, и его кабинет вполне подходит для наших целей, - Он наклонился к настольному интеркому. - Лейтенанту Ухуре и команде службы безопасности прибыть в кабинет доктора Маккоя на инструктаж.
Когда вулканец снова поднял голову, и Кортехо, и Дайсон уже исчезли.


Шесть часов спустя Спок вручил Маккою коммуникатор.
- Вы отрезаны от десантной группы. Какую рабочую частоту вы используете, чтобы связаться с ними?
- Я не буду с ними связываться, - устало ответил Маккой.
Команда службы безопасности покинула кабинет два часа назад, и он чувствовал себя двоечником, которого оставили после уроков.
- Радиообмен выдаст врагам наши позиции, - Энергичным движением запястья доктор откинул крышку прибора. - Но я активирую сеть коммуникатора, чтобы наша группа могла меня найти.
- Предположим, что все члены десанта, кроме вас, мертвы. Ваши действия?
- Кроме как помолиться?
Ухура улыбнулась, но Спок, очевидно, ждал другого ответа. Маккой нахмурился, вспоминая.
- Ну, я попробую добраться до стыковочного узла, где пролегают вентиляционные трубы. По ним я заползу поглубже, чтобы обезопасить себя на несколько минут, и попытаюсь связаться с "Фальчионом", - Он прикоснулся к диску на передней панели коммуникатора и продемонстрировал Споку настройку. - Если повезёт, мистер Сулу поднимет меня на борт прежде, чем Вороны успеют мной пообедать.
Спок одобрительно кивнул.
- А если вы всё же попадёте в плен?
Маккой бросил коммуникатор на стол между ними.
- Я врач, мистер Спок. Следующий шаг будет для меня нетруден.
Брови вулканца приподнялись.
- Крайняя мера.
- У меня хорошее воображение, сэр. После всего, что рассказывал Сэджер, я предпочту быстрый уход.
Ухура покачала головой.
- Вы говорите так сейчас, но когда столкнётесь лицом к лицу с настоящей опасностью, вы увидите, что всё не так просто.
Она покосилась на Спока, ожидая от него очередного комментария по поводу нелогичных человеческих эмоций, но тот неожиданно кивнул.
- На этом закончим. Это лишь малая часть того, что вам следует знать, но у нас нет времени на полное обучение. Земляне имеют ограниченную способность к восприятию новой информации.
- Аминь, - пробормотал Маккой, протирая покрасневшие глаза. Голова его гудела, как пчелиный улей. За последние несколько часов неумолимый вулканец заставил его вызубрить такое количество правил и инструкций, что хватило бы на целый учебник по выживанию на вражеской территории.
Спок вставил дискету в компьютер.
- Вы и лейтенант Ухура свободны до 7:00. Я настоятельно советую вам употребить это время на сон.
Он отвернулся к экрану и мгновенно погрузился в расчёты. Маккой и Ухура тихо вышли из кабинета.
Только в коридоре, отойдя на безопасное расстояние, доктор осмелился заговорить.
- Наверное, Диана шутила, когда рассказывала, как я задирал Спока. Да я лучше сцеплюсь с бенгальским тигром, чем с этим парнем.
Тихий смех Ухуры прокатился бархатным эхом по тёмным переходам корабля.
- Вы были для него достойным противником, - Она снова рассмеялась, видя его смущение. - Считайте это комплиментом.
На пятой палубе они распрощались, но Маккой прошёл мимо своей двери и двинулся дальше, не останавливаясь, пока не добрался до другой каюты на шестой палубе. Он не стал звонить, а просто постучал в дверь - тихонько, чтобы его мог услышать только бодрствующий человек.
Дверь открылась, и он шагнул внутрь.
Диана Дайсон вышла из задней комнаты. Она куталась в длинный халат из плотной тёплой ткани; распущенные волосы свободно струились по плечам. Её лицо было утомлённым, но глаза напряжённо блестели.
- Лен, вы должны сейчас спать.
- Вы тоже.
- Нет, я не могу уснуть, - Дайсон заправила за ухо выбившуюся прядь волос. - Нервничаете насчёт завтрашнего дня?
- Кто, я? - Маккой с нервным смешком вытер ладони о брюки. - Да я напуган до полусмерти. Моё сердце стучит так громко, что я едва слышу собственные мысли.
- Вы не передумали?
Маккой на секунду задумался.
- Нет. Я должен идти. Обрывки того, что я узнал от Сэджера, то и дело всплывают у меня в памяти. Отдельные слова и фразы... пока что они кажутся бессмысленными, но могут пригодиться в любой момент.
Её скрытое беспокойство сменилось холодным профессиональным тоном.
- Лен, вы должны иметь в виду, что это знание могло отчасти спровоцировать вашу фугу. Вы не только хотели убежать от болезненной ситуации - вы пытались восстановить информацию, которая была жизненно важна для спасения корабля.
- Ладно, - Он скрестил руки на груди. - Может, и так, но ведь амнезия никуда не делась.
Дайсон плотнее запахнула халат.
- Миссия ещё не закончена.
- Да, а когда она закончится, этот вопрос будет иметь разве что академическое значение, поскольку мои многострадальные мозги упокоятся внутри какого-то синекожего... - Он прикусил язык, когда Диана отвернулась. - Простите.
Она пожала плечами. Маккой вдруг обнаружил, что не может отвести глаз от плавного изгиба её спины. Приглушённый свет ламп сиял золотым ореолом вокруг её каштановых волос.
- Мне лучше уйти, - отрывисто сказал он.
- Нет, прошу вас, - Она обернулась к нему. - Не сейчас. Мне сейчас очень нужно... чьё-нибудь общество. Что бы кто-то был рядом.
Она обвела рукой пустую каюту.
- Я ещё не привыкла жить здесь одна.
Маккой натянуто рассмеялся.
- Диана, если я пробуду здесь ещё немного, вы получите куда больше общества, чем имели в виду.
- О, - Бледный румянец затеплился на её щеках. - А я думала, что вы джентльмен.
- Именно поэтому я собираюсь уйти.
Дайсон молчала, и он повторил:
- Я уйду, если вы этого хотите.
Она снова не ответила, и тогда он обнял её. Поцелуй получился долгим. Он стоял, держа её в объятьях, лаская ладонью её запрокинутое лицо, и все призраки прошлых кошмаров, все страхи завтрашнего дня значили меньше, чем ничего.
- Диана...
- Нет, молчите.
Она прижала палец к его губам.
- Ничего не говорите, пока не вернётесь назад,- Она улыбнулась, смягчая невольную резкость слов. - У нас будет много времени для разговоров... потом.
Он наклонился и поцеловал её снова.

@темы: "Сны Ворона", StarTrek, Переводы

URL
Комментарии
2010-11-30 в 16:41 

Египетская мау
усата-полосата
Вот это поворот. Неожиданная осведомлённость Маккоя о чужаках внезапно оправдывает ту беду, которая с ним произошла. И отчасти объясняет её. Неизвестно, были бы реакции 48-летнего доктора так же свежи, когда он увидел Воронов, и припомнил ли бы он во всех деталях описания своего давнего пациента. Тут же, в этих обстоятельствах – припомнил. Наверняка это спасёт много жизней. Читать – не оторваться.
Отдельное удовольствие – наблюдать, как Спок вежливо троллит Кортехо, защищая Маккоя.

2010-11-30 в 23:01 

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
"Спок вежливо троллит Кортехо" - эту фразу я выпишу себе на бумажку :) Спок, действительно, как никто иной, умеет вежливо троллить - да так, что не придерешься.
А мне ещё понравилось, как Спок готовит Маккоя к вылазке. Вот тут и понимаешь, как он на самом деле беспокоится о докторе. И какие усилия готов приложить, чтобы у Маккоя было максимум шансов на выживание, даже если вся десантная группа погибнет.

URL
   

Библиотека кайтианского фелиноида

главная