22:21 

Колыбель призраков, часть 1

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
(Вторая часть на подходе, а пока выложу-ка первую, чтобы обновить библиотеку.)

Фандом: StarTrek: TOS
Название: Колыбель призраков (часть 1)
Автор: M'Ress
Иллюстрации: Irin_K
Жанр: приключения, дружба + соль и майонез по вкусу
Канон: TOS, TAS, "Эпидемия IDIC"
Время действия: между вторым и третьим сезонами TOS
Дисклеймер: коммерческих целей не преследую, выгоды не извлекаю, все права - Парамаунту, землю - крестьянам, фабрики - рабочим, и проч., и проч., и проч.


КОЛЫБЕЛЬ ПРИЗРАКОВ

Часть 1.

Леонард Г. Маккой, лейтенант-коммандер Звёздного Флота, доктор медицины, главный врач звездолёта "Энтерпрайз", смотрел в ясное фиолетовое небо и мечтал о скафандре.
Откровенно говоря, он терпеть не мог скафандры. Невеликое удовольствие - таскать на себе лишние пятнадцать килограммов металла, гермопластика и сжатого кислорода. Поэтому он не любил планеты, где жарко, как в доменной печи, или так холодно, что под ногами хрустит снег из замёрзшей углекислоты; где воздух пропитан ядовитыми испарениями, или где воздуха нет вовсе, - словом, все планеты, снабжённые ярлыком "непригодна для жизни".
Однако и планеты класса М, то есть безопасные для землян и большинства гуманоидных рас, далеко не всегда напоминали курорты. Взять хотя бы эту, не имеющую пока собственного имени и внесённую в каталоги под стандартным обозначением Гамма Корви II. Планета держалась на почтительном расстоянии от своей звезды - горячего бело-голубого гиганта - и лишь поэтому ей удалось сохранить редкую, но пригодную для дыхания атмосферу, а дневная температура на полюсах не поднималась выше сорока градусов по Цельсию.
Перед высадкой все члены исследовательской группы побывали в лазарете, где получили инъекции триокса и радефенсита, так что кислородное голодание и ультрафиолетовые ожоги им не грозили. Но белое солнце немилосердно жарило людей, горячий сухой воздух резал горло, как толчёное стекло, а от увеличенной силы тяжести ныла спина и подгибались ноги. Словом, за три часа, проведённые здесь, Маккой измучился вконец и теперь склонялся к мысли, что скафандр с теплозащитным покрытием, с прохладной кислородной смесью в баллонах и с компенсатором гравитации - не такая уж плохая штука.
И щиток со светофильтром тоже не помешал бы. От слепящей белизны уже слезились глаза. От горизонта до горизонта - ни пятнышка плодородной земли, ни клочка зелени, только сплошная кварцевая корка цвета сахарной глазури, плоские голые скалы и песок. Крахмально-белые каменные изломы, окаймлённые голубыми тенями, простирались налево, сколько хватало глаз. А справа возвышалось сооружение, ради которого "Энтерпрайз" и прибыл на Гамму Корви II с археологической миссией.
Это было похоже на Стоунхендж, нарисованный пьяным сюрреалистом и раскрашенный кайтианским фелиноидом с монохромным зрением. Два десятка колонн, изваянных из серого полупрозрачного камня, высотой от трёх с половиной до пяти метров - впрочем, колоннами их можно было назвать лишь с большой натяжкой. Кривые, перекошенные в разные стороны, они напоминали скорее оплывшие свечи. Сквозь мутно-серую оболочку в них просвечивали тёмные сердцевины. Две колонны обрушились и лежали разбитыми кусками.
С ума можно сойти от этого солнца...
Едва волоча ноги и проклиная всё на свете, Маккой побрёл к руинам. Вблизи они выглядели ещё менее привлекательными - неровные бока колонн были изборождены глубокими трещинами, выпирали в разные стороны асимметричными буграми и наростами. Кем бы ни были неизвестные зодчие, их понятия о красоте явно отличались от земных. Но сейчас Маккоя мало заботили вопросы эстетики - он всего лишь искал местечко попрохладнее.
Тень колонны коснулась его головы, как ласковая рука, заслоняя от жгучих лучей. Маккой зажмурился от удовольствия и привалился спиной к каменной глыбе. Сразу стало легче, вот только в ушах немного звенело.
Он тряхнул головой, но звон не утихал. Перед глазами замелькали огненные мошки. "Вот тебе и раз," - проскочила недоумённая мысль, - "я же никогда не страдал гипертонией".
Ноги вдруг подкосились. Он попытался ухватиться о колонну, но камень оказался скользким, как подтаявший лёд, и рука не нашла опоры. Горячий песок обжёг колени сквозь ткань брюк, потом нестерпимым жаром обдало плечо, щёку, и Маккой провалился в пылающую темноту.
Высоко в небе вспыхнула призрачная трёхцветная радуга.


***

- Вот это да... - изумлённо проговорил Кирк, любуясь жёлто-изумрудно-лиловым триколором, расчертившим небо над его головой. - Полярное сияние в таком пекле!
- Не вижу причин для удивления, капитан, - Спок приблизился, по обыкновению, бесшумно, ступая по рыхлой песчаной осыпи так легко, словно разницы в гравитации для него не существовало. - Мы ведь находимся на полюсе. К тому же высокий уровень солнечной радиации усиливает ионизацию верхних слоёв атмосферы.
- Как у вас дела? Закончили осмотр?
- Да. Боюсь, результаты вас разочаруют. Я не обнаружил здесь следов разумной деятельности.
- То есть? - не понял Кирк. - А это что такое?
Серые колонны, выстроенные неровной спиралью, выглядели точь-в-точь как развалины древнего храма или капища.
- Природное образование. Самородный металл в кварцевой оболочке, - Спок взглянул на экранчик трикодера. - По данным предварительного сканирования - железно-никелевый расплав, изверженный с большой глубины через тектонические разломы.
Кирк недоверчиво покачал головой.
- Чтобы образовать такие столбы, лава должна была течь вертикально вверх, да ещё и застыть в таком положении... Не похоже на естественный процесс.
- И всё же это так. У нас есть гипотеза, которая могла бы объяснить происхождение этого феномена, но для её проверки...
- Ясно, - вздохнул Кирк. - У вас есть ещё полтора часа. По истечении этого срока ваша группа должна быть на корабле.
- Капитан, я рассчитывал на большее время для исследований.
- Понимаю. Но ваши сотрудники всё-таки люди, а не машины, и я не позволю им испечься заживо во имя науки. Иначе Маккой поколотит меня трёхтомником "Правил охраны труда" и будет в кои-то веки прав... Кстати, куда он запропастился?
Он огляделся. Врача нигде не было видно.
Капитан вытащил коммуникатор, с щелчком откинул крышку.
- Кирк вызывает Маккоя.
Ответа не было. В динамике что-то шуршало - то ли ветер, играющий с песком, то ли статические помехи.
- Маккой, приём! Боунс, ты меня слышишь?
Тишина.
Хмурясь, он переключил канал.
- Кирк - "Энтерпрайзу".
- "Энтерпрайз" на связи, - мгновенно откликнулся женский голос.
- Ухура, мы потеряли связь с Маккоем. Проверьте сигнал его коммуникатора.
- Минуту, сэр... Коммуникатор доктора включён. Он в двухстах тридцати метрах от вас, азимут сто восемнадцать.
- Спасибо, лейтенант. Конец связи, - Кирк захлопнул коммуникатор и сверился с маленьким радиокомпасом. Указанное направление вело почти в центр "развалин". - Зачем его туда понесло?



***

Проклятое солнце... Его свет резал глаза даже сквозь закрытые веки. Маккой зашевелился, пытаясь отвернуться, и обнаружил, что лежит на спине, а чья-то жёсткая, но очень бережная рука поддерживает его голову.
- Боунс? - прозвучал над ним знакомый голос. - Тьфу, дьявол, ну и напугал же ты нас!
- Протестую, - пробормотал Маккой. - Я врач, а не дьявол.
- Липовый ты врач... Лежи тихо, сейчас лекарство подействует.
- Что?
Маккой привстал - и оцепенел при виде неслыханного святотатства: рядом сидел Спок, держа на коленях раскрытую медицинскую сумку, и бесцеремонно копался в ней!
- Ты что делаешь?! - ахнул доктор.
- То, что вы должны были сделать сами, - невозмутимо ответил научный офицер, выщёлкивая из инъектора пустую ампулу - из-под триокса, судя по тройной синей маркировке - и заряжая стимулятор с оранжевой меткой. Не дав Маккою опомниться, он крепко ухватил его за руку повыше локтя и ткнул шприцем в плечо. - Вам следовало бы помнить, что люди вашего возраста более чувствительны к низкому содержанию кислорода в атмосфере.
Доктор сердито засопел. Из уст долгожителя-вулканца, разменявшего всего десятую часть своего трёхсотлетнего века, намёк на маккоевы сорок с хвостиком звучал особенно обидно.
- Возраст здесь ни при чём, - буркнул он. - Это всё чёртова сила тяжести...
- Всего лишь на сорок процентов выше земной.
- ...да ещё жара, как в преисподней.
- Температура окружающей среды приемлема для гуманоидных рас.
- Тебе легко говорить, с-с... саламандра остроухая!
Спок едва слышно вздохнул.
- Доктор, как человек с медико-биологическим образованием, вы должны знать, что саламандры, равно как и прочие земные амфибии, не имеют наружного уха, поэтому ваше сравнение...
- Уберите его от меня! - простонал Маккой, закрывая глаза. - Сил моих нет... он и здорового в гроб вгонит!
- Гроб тебе в ближайшем будущем не грозит, - усмехнулся Джим. - Как самочувствие?
- Терпимо, - нехотя признал врач.
- Тогда вставай, хватит изображать умирающего лебедя. Мистер Спок, собирайте группу для подъёма.
- Капитан, я мог бы...
- Нет, - твёрдо сказал Кирк. - Знаю, вы можете ещё долго работать в таких условиях, но одного вас я здесь не оставлю. Хватит с нас несчастных случаев. Продолжим завтра.





***

Бортовой журнал, звездная дата 4135.1. Археологическая миссия "Энтерпрайза" в системе Гамма Корви прервана срочным сообщением из штаба Звёздного Флота. Наблюдательные посты Федерации докладывают об усилении активности ромуланских кораблей-разведчиков в районе восьмого сектора Нейтральной зоны. "Энтерпрайз" направлен в этот район для оказания поддержки патрульной группе в случае нарушения границы. Расчётное время прибытия - сорок шесть часов.

Кирк нажал кнопку на подлокотнике, отмечая конец записи.
В последнее время беспрестанные конфликты между Федерацией и Ромуланской Империей утратили остроту и стали напоминать соседскую перебранку через забор. Ромуланцы больше не стремились к открытой конфронтации, предпочитая трепать противнику нервы то неожиданными перебросками сил вдоль границы, то учениями, проводимыми чуть ли не под носом у федеральных патрулей. Кирк не сомневался, что скопление вражеских разведчиков вблизи восьмого сектора - отнюдь не подготовка к вероломному нападению, а очередная мелкая провокация. Но Звёздный Флот не может проявить слабость, оставив этот выпад без внимания; а значит, лучшему исследовательскому кораблю Федерации предстоит пару недель, если не больше, болтаться возле Нейтральной зоны в качестве пугала для ромуланских птичек...
Невесёлый вздох капитана прозвучал в унисон с шипением открывающихся дверей турболифта.
- Мистер Спок? - Как всегда, Кирк приветствовал старшего помощника сердечной улыбкой; как всегда, тот ограничился вежливым кивком в ответ. - Чем порадуете?
- Я закончил отчёт по первому этапу геологических исследований, - Спок подал ему электронный планшет. - И если приобщение к новым знаниям доставляет вам радость, то вы, несомненно, испытаете эту эмоцию. Наши предположения подтвердились: астероидный пояс и те необычные геологические формы на Гамме Корви II образовались в результате одного и того же катаклизма. Причиной послужило ещё одно небесное тело, расположенное некогда на орбите между второй и третьей планетами и уничтоженное противодействующими силами их притяжения.
- Как Фаэтон в Солнечной системе был уничтожен одновременным притяжением Марса и Юпитера, - задумчиво проговорил капитан.
- Именно. Но в ходе этого процесса Гамма Корви II сама подверглась интенсивному гравитационному воздействию, которое вызвало потерю большей части атмосферы и практически всей водной оболочки, многочисленные разрывы планетарной коры и гибель всех живых существ.
Спок протянул Кирку маленький вакуумный контейнер для образцов. В коробке из прозрачного пластика был заключён кусочек белой мелкопористой породы наподобие пемзы. На поверхности плоского слома чётко проступал отпечаток какой-то веточки.
- Растение?
- Нет, капитан, коралл. Весь обследованный нами район когда-то находился под водой. Во время катаклизма вода испарилась и улетучилась - предполагаю, что в астероидном поясе мы нашли бы немало тел, состоящих целиком из водяного льда. Под действием гравитационных возмущений металлическое вещество ядра изверглось в толщу осадочных пород на морском дне. Затем эрозия и метеоритные дожди постепенно разрушили более мягкие слои, обнажив те странные кварцево-металлические образования, что были ошибочно приняты за произведения инопланетной архитектуры.
- И никаких следов разумной жизни?
- Нет. Судя по найденным окаменелостям, к моменту катаклизма наиболее развитой формой жизни на планете были морские черви.
- Выходит, всё было напрасно, - разочарованно подытожил Кирк. - Ни тебе инопланетной цивилизации, ни разрушенных храмов, ни загадок. А жаль...
- Не могу с вами согласиться. Археологические следы погибших культур - явление достаточно заурядное и малоинтересное по сравнению с уникальной геологией этой планеты. С сожалением вынужден признать, что наши возможности слишком ограничены для изучения всех её особенностей. Разумно было бы установить там орбитальную научную станцию для проведения полномасштабных исследований.
- Вряд ли это случится в ближайшем будущем, мистер Спок. Слишком неспокойный район. Одно дело - посылать сюда быстрый и хорошо вооружённый звездолёт, но оставлять горстку беззащитных учёных в двух шагах от Нейтральной зоны... Словом, не стоит дразнить гусей.
Спок чуть повернулся в его сторону. Правая бровь взметнулась, как сигнальный флажок: "извините, не понимаю".
- Это была идиома, - усмехнулся Кирк. - Одно из множества нелогичных... Спок?
Вулканец не отозвался. Он так и замер на месте, вполоборота к капитану, будто схваченный невидимым силовым полем. Тёмные глаза уставились куда-то в пустоту.
Кирк насторожился. Однажды он уже видел нечто подобное - такая же замороженная поза, напряжённая спина, отсутствующий взгляд. В тот раз Спок принял последний сигнал "Интрепида". Вспышка боли в момент гибели четырёхсот соплеменников достигла его сознания на расстоянии многих световых лет.
Но сейчас на лице Спока не было ни тени боли - только выражение предельной сосредоточенности, как у человека, который пытается расслышать чей-то шёпот в зале, где гремит симфонический оркестр. Это длилось несколько секунд, не больше. Потом Спок моргнул, и его взгляд прояснился. На мостике всё шло своим чередом, никто не заметил короткой заминки в разговоре.
- Контакт? - негромко спросил Кирк.
Вулканец кивнул.
- Очень слабый, - так же вполголоса ответил он. - И... односторонний. Я ощутил чужое присутствие, но обратной связи не было.
- То есть ты видел, но тебя не видели?
- Скорее - не сочли заслуживающим внимания. Было субъективное, но очень чёткое ощущение взгляда сверху вниз. Непересекающиеся плоскости в едином измерении... - Спок замолчал, не в силах описать сложные структуры мысленных образов в примитивных словесных терминах.
- Кто это был?
- Неизвестно. Могу лишь предположить, что это не гуманоидная форма жизни.
- Источник сигнала?
- Не могу точно указать место, но... где-то близко. В пределах корабля.
- Что?!
Младшие офицеры удивлённо обернулись на возглас капитана. Но прежде чем кто-то из них успел открыть рот, под рукой Кирка замигала сигнальная лампочка на панели интеркома.
- Лазарет вызывает мостик, - Голос из динамика не принадлежал Маккою; то был его заместитель, доктор М'Бенга.
- Кирк на связи. В чём дело?
- Капитан, доктор Маккой болен. Только что он потерял сознание.



***

- Нечего со мной носиться, как с сопливым младенцем, - повторил Маккой уже в четвёртый раз. - Я в полном порядке.
М'Бенга нахмурился.
- Я не сказал бы этого четверть часа назад, когда вы растянулись на полу без всякого предупреждения.
- У меня просто закружилась голова. В конце концов, мне уже не двадцать лет. Чёрт возьми, Джеффри, я не знал, что ты такой перестраховщик!
Молодой врач вздохнул.
- Возможно, я зря побеспокоил вас, - признался он, обращаясь к капитану. - Пока я ходил в приёмную к интеркому, доктор Маккой уже пришёл в себя. Потеря сознания длилась меньше минуты.
Кирк покосился на Спока и поймал в ответ такой же быстрый понимающий взгляд.
- Боунс, - осторожно начал Джим. - У тебя, случайно, не было... галлюцинаций?
- То есть?
- Во время обморока ты что-нибудь видел?
- Темноту и цветные огоньки, если тебе это так интересно, - буркнул Маккой. В его глазах вдруг блеснуло подозрение. - На что это вы намекаете, капитан? Думаете, я злоупотребил каким-нибудь препаратом, а?
- Нет, что ты... Просто, когда ты потерял сознание, Спок на мостике поймал телепатический сигнал. Источник находился где-то на корабле.
Доктор нахмурился.
- Ты что, думаешь... Ты думаешь, что источник сигнала - я?
Растерянно моргая, Маккой переводил взгляд с капитана на старшего помощника и обратно. Их молчание было красноречивее любого ответа.
- Что за бред... - жалобно сказал он. - Джим, у меня же самый низкий результат по ЭСВ среди всего экипажа! Я врач, а не телепат!
Спок покачал головой.
- Не совсем так, доктор. До недавнего времени, - эти слова он произнёс с нажимом, - вы действительно не проявляли телепатических способностей.
- Точнее, до высадки на Гамму Корви II, - закончил Кирк. - Ты всё ещё уверен, что это был тепловой удар?
К Маккою мгновенно вернулась прежняя ершистость.
- Валяй, поучи меня диагнозы ставить! Джим, неужели ты всерьёз веришь в эту ерунду? Из-за того, что нашему чудо-ушастику что-то не вовремя примерещилось?
- Именно, что вовремя, Боунс. Минута в минуту, как раз перед тем, как М'Бенга забил тревогу. Таких совпадений не бывает.
- Вероятность такого совпадения, - педантично поправил Спок, - всего четыре целых тридцать пять сотых на десять в минус пятой степени.
- Да неужели? Ну, тогда скажи мне, калькулятор двуногий, - какова вероятность того, что нормальный человек мог превратиться в телепата, повалявшись пять минут возле той каменюки?
Вулканец заколебался.
- Точная оценка не представляется возможной, - осторожно сказал он. - Мы не знаем, ни характера, ни интенсивности воздействия, если таковое вообще имело место. Но если у вас действительно развился телепатический дар, я мог бы это проверить.
- Слияние разумов, - догадался Кирк.
- Да.
- Нет! - Маккой вскочил с кровати. - Чёрта с два! Никаких слияний и прочих вулканских фокусов!
Кирк ошеломлённо смотрел на него, не понимая причины столь бурного протеста.
- Боунс, послушай, - попытался он урезонить друга. - Это необходимо, чтобы знать наверняка. Разве ты сам не хочешь понять, что с тобой творится?
Маккой попятился от него.
- Я сказал - нет!
- Доктор Маккой, - Спок говорил негромко, но настойчиво. - Ваше предубеждение против ментальных экспериментов объяснимо. Я уважаю право на неприкосновенность личности, но взгляните в лицо фактам. Вы побывали на чужой планете, в зоне с неизученными физическими свойствами. Вы пережили воздействие неизвестной природы и стали носителем неизвестного феномена. Велика вероятность, что этот феномен угрожает вашему душевному здоровью. Неконтролируемый телепатический дар опасен - в первую очередь, для владельца. В этой ситуации логика требует, чтобы вы пошли на компромисс, хотя бы ради собственной безопасности.
- Не знаю, как ваша логика, Спок, а моя говорит мне, что я чувствую себя прекрасно. И почувствую ещё лучше, когда увижу вашу кислую физиономию по ту сторону двери.
- Боунс...
- Чёрт возьми, Джим! Я не хочу, чтобы какой-то остроухий шаман шарил у меня в голове! И не позволю! И ты меня не заставишь, будь ты сто раз капитан!
- Спок?..
Вулканец сцепил руки за спиной.
- Исключено, сэр. Я не могу проводить слияние разумов против воли реципиента. Доктор должен сам дать согласие.
- Не дождёшься, - огрызнулся Маккой с непонятной злостью.
Кирк с трудом подавил нарастающий внутри гнев. Строптивый врач был прав. Есть предел, за которым не властны ни приказ капитана, ни просьба друга. Сейчас Маккой подошёл к этому пределу вплотную.
- Ладно, - зловеще проговорил Джим. - Считай, ты сам напросился. Доктор М'Бенга!
- Капитан?
- Приказываю вам провести полное медицинское обследование доктора Маккоя.
- Что? - в ужасе переспросил Маккой.
- Полное медицинское обследование, - с удовольствием повторил Кирк. - О любом отклонении от нормы немедленно докладывайте мне.
- Джим, ты... ты просто садист!
- Кто бы говорил! В следующий раз дважды подумаешь, прежде чем назначать мне осмотры каждый месяц. Доктор М'Бенга, я ожидаю результатов не позднее завтрашнего утра.
Маккой смотрел на него, как осуждённый - на главу расстрельной команды.
- Ну, берегись! - прошипел он в спину уходящему капитану. - Я тебе устрою десяток медосмотров вне очереди! Я тебя на берег спишу, пока не отгуляешь все пропущенные отпуска, не будь я Маккой из рода Маккоев! Я...
Закрытая дверь оборвала неиссякаемый поток его угроз.


- Чёртов упрямец! - бормотал Кирк, шагая к турболифту. - Какая муха его укусила?
- Вы предполагаете опасность инсектидного заражения? - с убийственной серьёзностью спросил Спок.
- Что? Нет, конечно, это образное выражение. Я имею в виду - странно, что Маккой так боится слияния разумов.
- Действительно, странно, - согласился вулканец. - Прежде я не замечал у него такой резкой негативной реакции. Например, в ходе известных вам событий в исправительной колонии Тантала доктор сам настаивал на том, чтобы я провёл телепатический сеанс с ван Гельдером. По-моему, это даже заинтересовало его - с научной точки зрения, конечно.
Кирк скривился. Тантал оставил ему исключительно неприятные воспоминания.
- Как бы то ни было, - констатировал он, - Боунс упёрся, и переубедить его сейчас мы не сможем. Дождёмся результатов обследования, а дальше... дальше видно будет.


***

- Аксональная реакция - в норме, относительный уровень синаптической активности - в норме, тест Кольбера-Хохлова - в норме, - Мальчишка-санитар белозубо улыбнулся. - Поздравляю, доктор, вы совершенно здоровы.
- А то я не знал, - проворчал Маккой. - Запиши-ка все результаты, Фарид, пусть наш подозрительный мистер Спок полюбуется. Неконтролируемый телепатический дар, надо же...
Он встал с кушетки, потянулся, прошёлся по палате туда-сюда. Фарид тихо стучал по клавишам, добавляя отчёт по проведённому обследованию в медицинскую карту Маккоя.
- Доктор...
- А? Что-то не так?
- Нет-нет, всё в порядке. Я просто подумал...
- Редкий случай, - фыркнул Маккой.
Смуглые щёки паренька вспыхнули.
- Я подумал, - упрямо повторил он, - если по всем параметрам вы здоровы, то в чём же причина того обморока?
Маккой раздражённо обернулся к нему.
- Заруби себе на носу, - резко сказал он, - обмороки бывают только у истеричных девчонок. А что касается потери сознания, так это всего лишь...
Он осёкся на середине фразы.
- Доктор? - Фарид испуганно глянул на него поверх монитора. - Вы что-то побледнели...
- Ничего, - Маккой поморщился. - В ушах немного звенит.
- Как... чувствуете? - Голос Фарида с трудом пробивался сквозь нарастающий гул. - ...лова... кружится?
Он видел, как шевелятся губы юноши, но слышал только мерный железный рокот, словно по внутренней поверхности черепа ехала танковая колонна. Сравнение показалось ему забавным, и это была последняя отчётливая мысль, прежде чем сознание померкло и сжалось в точку - а мир, наоборот, распахнулся, меняя очертания, преображаясь...

...Пространство вокруг него было заполнено материей. В многослойных твёрдых оболочках клубился газ. В паутине разветвлённых металлических волокон пульсировали потоки электронов.
Ещё здесь были огоньки. Они двигались, перемещались, мерцали незнакомыми цветами...

- Доктор Маккой! Вы меня слышите? Доктор!
Огонёк. Бледно-лиловое мерцание, светлая коронка, сияющее зёрнышко внутри...
Пища?
Огонёк щекотно трепыхается. Истекает вкусным, сытным теплом.

- Фари-и-ид!
Крик. Женский, надрывный.
Огонёк дрожит. Остывает. Гаснет.
- Назад! Не подходите к нему!
Кто это кричит? Почему все бегут к дверям?
Почему никто не хочет мне помочь?!
Огоньки мельтешат вокруг. Их много. Хватит надолго. Можно не спешить.
Вон там один - самый яркий, переливчато-золотой, полный энергии.
Пища. Моё.
Хочу!


***

- Вот, посмотри сюда, - Из-за своего акцента Чехов звонко раскатывал букву «р»; со стороны казалось, что юный навигатор прямо-таки мурлычет от удовольствия. – Меняем две вторичные точки сопряжения курса, чуток понижаем коэффициенты в матрице ускорения… скажем, процентов на пятнадцать… и вот! Время перелёта сокращается почти на четыре часа – заметь, при той же мощности.
- Красиво, - признал Сулу. – Сам придумал или…
Чехов надулся.
- Стал бы я тебе показывать, если бы не сам! Ты на кривую потребления посмотри – видишь, какой показатель отдачи?..
Кирк неторопливо расхаживал по мостику, краем уха слушая оживлённый разговор пилота и навигатора. Самое время намекнуть, что такие разговоры уместнее в тактическом классе, а не на дежурстве, но… ладно, не будем слишком придирчивы. Опять же обстановка спокойная, корабль идёт сквозь обжитое и безопасное пространство Федерации, никаких сюрпризов не предвидится...
Он шагнул назад к своему креслу, и тут ледяной обруч стиснул виски, горло перехватило. Рубка качнулась и поехала куда-то вбок, мелькнул потолок, край приборной доски, испуганное лицо Ухуры... "Что это со мной?" - успел удивиться он, и всё погасло.


Темнота. Бесконечное чёрное море без верха и низа. Кромешный мрак обволакивает, окутывает глухим покрывалом, давит...
Дышать!
Но здесь нет воздуха - только тьма, холодная и вязкая, как нефтяная жижа.
Он рванулся, что было сил, но тела тоже не было - или он его не чувствовал. Зато чувствовал боль, жгучие тугие кольца, сжимающиеся вокруг... чего? Разума? Души?
И ещё - чьё-то присутствие рядом.
"Отпусти!" - молча, без голоса крикнул он.
"Пища", - чавкнул безымянный мрак. - "Хочу..."
Это всего лишь иллюзия, приказал он себе. Внушение, бред помрачённого разума. Борись, чёрт бы тебя побрал. Сопротивляйся. Ты капитан или тряпка?
Но сейчас он чувствовал себя именно что тряпкой - скрученной и отжимаемой досуха. Тьма стиснула его со всех сторон, как могильная земля, гася сознание, парализуя волю. Силы стремительно утекали в никуда; миг - и пустая скорлупка треснет в кулаке, рассыплется невесомым прахом...
Нет.
Трещина в сплошном чёрном панцире - тонкий, острый белый луч. Едва уловимое дыхание тепла: словно дружеское плечо, подставленное под общую - неподъёмную! - ношу.
Мысль к мысли. Разум к разуму. Ты не один.
Сияющая полоска расширилась, и в бездну хлынул поток расплавленного серебра. Свет заструился вокруг, сплетаясь в защитный кокон, отгораживая от жадной хватки темноты. На краткий миг наступило облегчение.
Мрак всколыхнулся, выбрасывая липкие осьминожьи щупальца. Серебряная преграда дрогнула, но устояла. Чужое присутствие ощущалось теперь как резкий диссонансный аккорд - смесь голода, испуга, слепой звериной злобы, желания рвать и душить...
"Приготовься", - прорезался сквозь какофонию чёткий мысленный сигнал. - "Сейчас будет трудно..."
Неимоверная тяжесть рухнула на них с безжалостной мощью океанского цунами, раздавливая, стирая в порошок. Серебряный кокон потускнел и лопнул, как мыльный пузырь. Мир вывернулся наизнанку; бурлящая чёрная волна подхватила Кирка и вынесла на поверхность.



...Свет показался нестерпимо ярким. Кирк прищурил слезящиеся глаза.
- Капитан! - Круглое лицо Скотти выплыло из радужного тумана. - Вы в порядке, сэр?
- Да, - сипло сказал он и тут же понял, что это не так. Голова болела, словно её зажали в тиски и закрутили винт до отказа. Тело было вялым, непослушным, каждая мышца ныла. И ещё он страшно замёрз - аж челюсти сводило от озноба.
Сцепив зубы, Кирк приподнялся с пола. Скотти тут же подхватил его под мышки, усадил. Кирк привалился плечом к капитанскому креслу. Опустил голову - на рубашку капнуло красным. Кровь из носа. Плевать.
Рядом послышалась какая-то возня. Он обернулся на звук и похолодел: возле навигационной консоли лежал Спок. Глаза вулканца были закрыты, вокруг ноздрей и на губах засыхали тёмно-зелёные пятна. Ухура, присев рядом, подкладывала ему под голову какой-то жёлтый свёрток.
- Он жив, - быстро сказала девушка. - Мы проверяли пульс.
- Врач...
- Уже вызвали, сэр.
Жив. Кирк на секунду закрыл глаза, потом встряхнулся, огляделся по сторонам. С облегчением он увидел, что странное происшествие не выбило экипаж из колеи - кроме Ухуры и Скотти, все остались на постах. За пультом навигатора сидел ДеСаль, а Чехов занял место Спока у панели сенсорного наблюдения. Он был без формы, в одной безрукавке - теперь капитан сообразил, чья туника послужила Споку подушкой.
- Что случилось?
Скотти пожал плечами.
- Мы и сами толком не поняли, кэп. Вы подошли к своему креслу...
- Помню. Дальше?
- Как только вы упали, мистер Спок подскочил к вам и схватил руками за голову. Ну, вы знаете, как он умеет, - Скотти для наглядности растопырил пальцы. - Мы, признаться, чуток растерялись... Ухура вызвала лазарет, а там никто не отвечает. И тут нас всех накрыло... даже не знаю, как сказать. Вроде как током шибануло, но не насмерть, а слегка. И в глазах потемнело. Только проморгались - а мистер Спок лежит на полу рядом с вами и тоже не шевелится. Тут как раз доктор М'Бенга вышел на связь. Что-то у них в лазарете стряслось...
- Что именно?
Скотти виновато потупился.
- Кажется, доктор Маккой что-то там натворил. Я не разобрал, сэр... то есть не дослушал. Мы за вас очень испугались. Я велел М'Бенге скорее бежать сюда, а вы сами взяли и очнулись. Вот и всё.
- Сколько прошло времени?
- По хронометру не засекали, а так - минуты две, наверное.
- Всего? - пробормотал Кирк.
- Что, сэр? - не расслышал Скотти.
Кирк покачал головой - ничего, мол, не обращай внимания. От движения заломило виски, из носа снова закапало. Он прижал к лицу рукав.
Ты ошибся, Джим. Ты принял хвост дьявола за самого дьявола. Ведь Спок сказал: негуманоидная форма жизни - почему ты не дал себе труда задуматься об этом? Почему вспомнил Дельта Вегу, но забыл об Аргелиусе?
...Липкая темнота, удушье, отчаяние на грани паники... и ощущение чего-то отталкивающего, чужеродного... Что бы это ни было, у него не больше общего с человеком, чем у гусеницы. Ни проблеска мысли - только неумолимая, равнодушная сила, слепая жажда насыщения... потом бессловесный взрыв страха, боли и ярости. Оно отступило - то ли испугалось, повстречав неожиданное сопротивление, то ли решило накопить силы для следующей атаки. Они получили передышку... знать бы ещё, какой ценой?
Спок, Спок, в который раз ты встаёшь между мной и смертью...
- Доктор М'Бенга будет здесь с минуты на минуту, - тихо сказала Ухура, перехватив тревожный взгляд капитана.
Он благодарно кивнул ей.
- Вернитесь на пост, лейтенант. Общая тревога, жёлтый уровень.
В этот момент двери лифта распахнулись, и на мостик ввалился М'Бенга - растрёпанный, задыхающийся, с круглыми от ужаса глазами.


***

Сознание вернулось вместе со слабостью и мучительной тошнотой. Сердце бешено колотилось, голова горела. Маккой перевернулся на живот и прижался лбом к холодному полу.
Что это было?
Память обрушилась на него каскадом ледяной воды.

Корабль, его коридоры, отсеки, переборки - одним взглядом, насквозь... и всё это мерцающее, прозрачное, со странно искажённой перспективой, словно он смотрел с нескольких сторон одновременно.
Текучие узоры электромагнитных полей. Яркий золотой огонёк в разноцветной путанице силовых линий. Пища.
...Откуда оно здесь - это белое, колючее, с ядовитыми стрекалами?
Золотой огонёк притягивает. Белый огонёк не пускает.
Жжётся! Больно!
Убить!


Маккой отчаянно затряс головой, прогоняя жуткое наваждение.
Цепляясь за кровать, он поднялся на ноги. Новая волна головокружения догнала его на полпути к выходу, но теперь он знал, что надо делать. Шатаясь и натыкаясь на койки, он побрел прочь из палаты.
Дверь. Нет, другая. Здесь. Шкаф с лекарствами. Он ударил по замку, дверца распахнулась. Маккой неверной рукой вытащил коробку - и уронил её; по полу раскатились ампулы с бесцветным раствором. Опустившись на колени, врач торопливо зашарил вокруг себя. В голове раскачивался и гудел невидимый набат.
Кажется, прошла вечность, прежде чем одеревеневшие пальцы ухватили маленький пластиковый цилиндрик, помеченный двойной серебристой полосой: нейролептик сильного действия. Рядом, как подарок небес, валялся брошенный кем-то инъектор. Маккой вставил ампулу в держатель и прижал инъектор к руке.
Под кожей растёкся приятный холодок. Гул в ушах затих, и блаженная, бездумная серая пелена заволокла сознание, глуша все мысли, кроме одной:
"Боже правый, что же я наделал!"


***

Дрожь в руках унялась, как по волшебству, едва М'Бенга наклонился над Споком. После инцидента в лазарете у врача остался только трикодер, чудом не потерянный во время бегства. К счастью, на мостике держали мини-аптечку - на самый крайний случай, когда выживание корабля зависит от того, как долго продержатся в сознании пилот и навигатор. В маленьком кейсе не было ничего лишнего, только спрей-бинт для быстрой остановки крови, анальгетики и заряженные шприцы со стимулятором.
Пришлось ввести две дозы, прежде чем дыхание Спока выровнялось, а частота пульса достигла нижней границы нормы. М'Бенга ещё раз провёл сканером над головой и грудью вулканца и лишь тогда перешёл к следующему пациенту.
- Что у вас случилось? - настойчиво спросил капитан, подставляя руку для инъекции. - Где Маккой?
М'Бенга сглотнул.
- Он... Мы обследовали его согласно вашему приказу. Всё было в порядке... никаких аномалий. Фарид как раз закончил последнюю серию тестов и переписывал результаты... Я услышал шум в палате и вошёл. Фарид лежал на полу, а Маккой стоял возле кровати. Я сначала не понял, что с ним... Он смотрел прямо на меня, но глаза были совершенно стеклянные, и лицо... как у манекена...
Он перевёл дыхание, крутя в руках пустой инъектор.
- Глупо звучит, но... в нём было что-то неправильное. Нечеловеческое. Я просто оцепенел на несколько секунд. Тут вбежала сестра Чепэл... увидела его, закричала, и я опомнился. Мы выскочили из палаты и вытащили Фарида. Я проверил его - пульса нет... нейронная активность на нуле... - Голос врача надломился. - Я никогда не видел, чтобы люди умирали так быстро...
Кирк молча сжал его плечо. Фарид был самым младшим из персонала лазарета, М'Бенга сам рекомендовал его на "Энтерпрайз" для прохождения обязательной стажировки. Талантливый мальчик. После окончания Медицинской Академии он собирался вернуться сюда - уже полноправным членом экипажа.
- Я вызвал мостик. Мне ответил мистер Скотт, - М'Бенга криво усмехнулся. - Он приказал мне заткнуться и бежать на мостик... пока он не поставил мне такую клизму из антиматерии, чтобы хватило на дорогу отсюда до самого Ромула.
Главный инженер закашлялся и побагровел, почти сравнявшись цветом со своей туникой. В обычное время Кирк посмеялся бы от души, но сейчас его мысли шли совсем в другом направлении.
Что с тобой, Боунс? Или, вернее, - кто с тобой?
- Маккой остался в лазарете?
- Да, наверное. Я запер двери снаружи...
- Двери ему не помеха.
Лекарство начинало действовать - туман в голове рассеивался, боль понемногу отступила. Кирк выпрямился.
- Ухура, - приказал он. - Перекличка по всем палубам. На корабле могут быть ещё пострадавшие. Двоих охранников к дверям лазарета. Фазеры на оглушение.
- Думаете, фазеры остановят... это? - глухо спросил М'Бенга.
- Понятия не имею. Если кто и знает, так это Спок. Что с ним?
- Что-то вроде неврологического шока. Плюс истощение энергетических запасов организма. Как следствие - угнетение сердечной деятельности, падение давления, гипотермия. У вас то же самое, но в гораздо меньшей степени.
- Ясно. Можете привести его в сознание?
- Я... в сознании, - прозвучал в ответ низкий хрипловатый голос.
Спок приподнялся, опираясь на локоть, - пепельно-бледный, осунувшийся, как после долгой изнурительной работы, но вполне живой. Его напряжённый взгляд обежал мостик и остановился на капитане.
- Я в порядке, - ответил Кирк на безмолвный вопрос. - Лежи, ради бога.
Вулканец с видимым облегчением вытянулся на полу.
- Я приношу извинения... за вмешательство... в ваш разум, - Он говорил тихо и неразборчиво, словно каждое движение губ давалось ему с трудом. - Альтернативы... не было. Для противодействия ментальной атаке... нужны особые навыки.
- Ты меня спас, - просто сказал Кирк. И, не удержавшись, передразнил: - В извинениях нет логики.
Спок устало прикрыл веки.
- Я должен... отдохнуть. Это существо... слишком сильное. Не человек. Вообще не гуманоидный вид. Нечто... совершенно чуждое.
- Ты его слышишь? - спросил Кирк. - В смысле, чувствуешь?
Спок прижал ладонь к виску, потом, морщась, покачал головой.
- Ответ отрицательный. Оно снова затаилось.
- Капитан, - Ухура обернулась от своего терминала, - перекличка завершена. Пострадавших нет, но на первой палубе люди чувствовали то же, что и мы, - слабый удар и потерю ориентации. Охрана прибыла к лазарету.
- Пусть ждут снаружи, - распорядился Кирк. Опираясь на плечо Скотти, он встал и опустился в кресло. И тут же на подлокотнике мигнул огонёк вызова.
- Кирк на связи, - машинально ответил он, включая канал.
- Джим... - прохрипел интерком голосом Маккоя. - Ребята... вы живы?

@темы: мои фанфики, StarTrek

URL
Комментарии
2010-08-02 в 19:32 

Мне очень понравилось! С нетерпением жду продолжения :)

URL
2010-08-04 в 21:42 

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
Гость
Спасибо. Ещё немного, ещё чуть-чуть...:write:

URL
2010-08-09 в 01:03 

Через съехавшую крышу лучше видно звезды. ©
M*Ress
Молодец же! Ну просто... :buddy: Эх...
Какой уютный фон...

2010-08-12 в 20:58 

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
M.Dane
Ну, может я и молодец :shuffle: ... но всё равно лентяйка редкостная.
*А фон подбирала для создания домашней обстановки. Планета у нас такая... тенистая... лесистая... :rolleyes: *

URL
2010-08-14 в 02:08 

Через съехавшую крышу лучше видно звезды. ©
M*Ress
О, я тоже лентяище редкостное! :ura:
С удовольствием у вас побываю. Не люблю пустынь... Потому, наверное, от "Дюны" не в восторге. Бросила на второй книге. Но с удовольствием читала три "приквела" сына Херберта в соавторстве с... не помню фамилию. Это маман моя осилила все. Они у нее на почетном месте в шкафу... А у меня Сапковский на аналогичном. Сейчас неприлично прусь от шедевров Фрая. Советовали давно, но нельзя объять необъятное... И, представляешь, дошло до того, что Максом у меня... УРБАН! Подошел идеально! Так и читаю...

2010-08-14 в 09:45 

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
Не, я до Фрая ещё не добралась, так что у меня все впереди.

URL
2010-08-14 в 14:52 

Через съехавшую крышу лучше видно звезды. ©
M*Ress
Нужны будут файлы или ссылки на халявные закачки - свисти... :cool: Их есть у меня!

2010-12-11 в 09:19 

Египетская мау
усата-полосата
Мне очень нравится начало. Написано хорошо и зримо, как будто фильм смотришь. Надо же так разбираться в этих всех тектонических штуках, чтобы передать в описаниях до того, что на зубах читателя кварц похрустывает :). Жуткая планета. И происшествие жутковатое. Такое - канонное, в духе ТОС, и вот новый раз, когда радуешься за экипаж корабля, что есть среди них такой необычный мистер Спок. Кажется, Федерации надо укомплектовывать экипажи телепатами в обязательном порядке, а мы видим в лучшем случае людей с приличным уровнем ЭСВ...
Но телепатом ведь мало быть, надо быть ещё таким вот полувулканцем, сохраняющим ясную голову посреди общей паники. Отличный настоящий хороший Спок.

2010-12-12 в 19:17 

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
Египетская мау
Спасибо :)
Федерации надо укомплектовывать экипажи телепатами в обязательном порядке
Непременно. На месте командования ЗФ я бы давно издала приказ о приписании к каждому кораблю личного вулканца. Мало ли с кем сведёт судьба на узкой космической дорожке?

URL
2010-12-26 в 23:14 

EtoMaj
Иначе Маккой поколотит меня трёхтомником "Правил охраны труда" и будет в кои-то веки прав...

- Растение?
- Нет, капитан, коралл.


Какой народ настоящий! Отдельное спасибо за Чехова и Сулу!

2010-12-27 в 11:11 

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
EtoMaj , салют! Рада видеть вас здесь!
Чехов и Сулу - эти друзья-неразлучники для меня символизируют весь экипаж "Энтерпрайза". На примере двоих "как бы второстепенных" героев я вижу, как спаяна сверху донизу эта команда, где не только капитан, старпом и доктор - каждый за каждого готов идти хоть в огонь, хоть в воду, хоть в чистый вакуум. Безразличных, неприкаянных, отщепенцев - нет. Это космос, братцы. Здесь не выживают поврозь, без дружеской руки, без подмоги.

URL
2010-12-27 в 12:01 

EtoMaj
Один за всех, и все за одного - поголовно!

2010-12-27 в 12:19 

EtoMaj
- Джим... - прохрипел интерком голосом Маккоя. - Ребята... вы живы?

Чёрт... что-то во мне перехватило. У вас не кто-то один, а все живые. Бывает же!

2010-12-27 в 13:26 

M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
Как говорил Шварц, стыдно убивать героев, и далее по тексту. И хоть сахарного хэппи-энда не получилось... но пусть смерть подождёт за порогом. Хотя бы так. Хотя бы в моих глупых романтических фантазиях.

URL
2010-12-27 в 14:59 

EtoMaj
Ваша правда, у меня вот на своих в жизни рука не поднимется. Потому как не могу себе представить, как героев можно не любить, а убивать любимых - это уже страшно и бред.

   

Библиотека кайтианского фелиноида

главная