M*Ress
Hailing frequencies open, sir-r-r-r-r...
ГЛАВА 17

- Где они?
Нагнувшись под низкой притолокой, Хелен вошла в пустую хижину. За ней по пятам, сжимая в руке фазер, последовала мисс Ояма - одна из трёх охранников, которые, вопреки возражениям Хелен, сопровождали десантную группу. Рассеянный, персиково-розовый дневной свет просачивался сквозь круглое окошко, озаряя две груды слежавшейся сухой травы, что служили постелями Тетасу и Шораку с женой. С наклонных деревянных стропил, поддерживающих низкую, обмазанную глиной соломенную крышу, свисал сплетённый из лиан мешок. Когда Хелен видела его в последний раз, в нём находилось немногочисленное оборудование, которым пользовались исследователи, - трикодеры и аптечка с лекарствами. Их держали на весу, чтобы уберечь от пыли, грязи и местных мелких животных. Сейчас мешок был пуст, как и полки, где хранилась запасная одежда, мини-компьютер и ремонтный набор. Подобно пигминам, Шорак и его группа обходились без чашек, котелков и тарелок, питаясь теми скудными дарами травянистой степи, которыми Рее угодно было оделить их.
Хелен по-прежнему считала это разумной мерой для того, чтобы как можно больше сблизиться с этим народом, необходимым шагом для установления контакта. Надо будет спросить у Чу, каково было привыкнуть ко всему этому, подумала она - и сжала губы, вспомнив маленькую строгую китаянку.
Проклятье, только не говорите мне, что она погибла...
Снова пригнувшись под косяком, она выбралась из хижины.
- Там тоже никого, - сообщил ей Маккой, махнув рукой в сторону приземистой новой хижины, возведённой для Чу, Номиаса и для самой Хелен. Соломенная крыша даже не была обмазана до конца, и свет пробивался внутрь сквозь сотни узких щелей, и пыль мерцала в пятнистых солнечных лучах. - Постели выглядят так, будто на них спали, но белья нет - хижина обчищена до нитки.
- Откуда вы знаете? - пробормотал начальник СБ ДеСаль, оглядывая пустую, безжизненную поляну. Его красная рубашка и рубашки Оямы и Гомеса выделялись алыми сполохами на фоне лилово-бурых стволов окружавшего их терновника и блеклых камней в мягкой дымке золотого света. За ними простиралась в сияющую даль степь, сухая и добела выгоревшая под солнцем; там и сям среди травы виднелись то заросли низкого темнолистого кустарника, то бесформенные деревья-бочки с красноватой корой, то редкий холмик муравейника. Впервые глядя на них при свете дня, Хелен осознала, каким пустым выглядит этот пейзаж, напоминающий истоптанное пастбище, где каждый съедобный стебелёк выщипан. В горячем и душном воздухе висел тяжёлый, назойливый гул, и в первую минуту она подумала, что это насекомые. Всё замерло без движения, лишь далеко в степи двигались вприпрыжку неясные тени: там шло маленькое стадо пфугуксов, а за ними следом скользила мельтешащая серая стайка мелких хищников - ликатов или шифла, распространённых в этой местности.
А потом она вспомнила, что на Пигмисе нет летающих насекомых.
- Могли ли пигмины справиться с ними? - спросила Чепэл. Прикрыв глаза ладонью, она разглядывала залитую солнцем пустошь.
Гомес поднял чёрную бровь.
- Эти малютки?
ДеСаль покачал головой.
- Если да, то они сделали это, не проливая крови, - заметил он, садясь на корточки, чтобы осмотреть землю вокруг выжженного кострища. - Эта зола четырёх-пятидневной давности...
- Сюда, - позвал их Маккой, махнув рукой из-за задней стены старой хижины.
Там была какая-то клетушка, что-то вроде крошечного сарая, сложенного из терновых веток и крытого сухой травой и глиной. Хелен вспомнила, что говорил ей Тетас говорил: хотя для людей из селения Биндиго не было тайной, что у исследователей есть передатчик, они по большей части прятали его от глаз пигминов, чтобы не подчёркивать свою чужеродность. То, что лежало на полу сарая на рваном одеяле, несомненно, было остатками старого подпространственного передатчика Института и нового устройства, который привезли с собой Чу и её группа. Большинство обломков было свалено в кучу посреди одеяла вперемешку с грязью, камешками и прутьями, но несколько деталей оказались аккуратно разобраны и разложены с двух сторон.
- И старый передатчик, и новый, - проронил ДеСаль, вертя в пальцах расплющенный микрочип. - Они пытались починить их.
- Вот чем это было сделано, сэр, - подала голос Ояма, стоя в десятке футов от них, среди валунов на краю ближайшего оврага. - Заострённые палки, с помощью которых расковыряли обшивку, пара камней, чтобы разбивать микросхемы...
ДеСаль подошёл взглянуть, оставив Маккоя, Чепэл и Хелен - их синяя медицинская униформа при медном освещении выцвела в тускло-оливковый оттенок - возле сарая, под бдительным присмотром Гомеса. Через несколько минут он вернулся вместе с Оямой.
- Судя по царапинам на камне, это было сделано около недели назад, - Он нахмурился и отвёл со лба густые каштановые волосы. Поскольку капитан Кирк предпочитал лично возглавлять десантные группы при высадке на планеты, то ДеСаль чаще оставался на борту "Энтерпрайза". Но, как и положено шефу службы безопасности, он был педантичен и наблюдателен, а детство, проведённое на разных планетах-колониях третьего класса, наделило его богатым опытом выживания в дикой местности и на редкость практическим взглядом на жизнь.
Хелен поймала себя на размышлениях о том, что именно сказал ему пришелец, псевдо-Кирк, какой ложью оправдал это отступление от нормы. Разумеется, с формальной точки зрения, возглавить десантный отряд мог любой из старших офицеров - на некоторых кораблях флота эту обязанность обычно возлагали на научного офицера (который иногда - но не всегда - являлся также заместителем капитана). Кто поведёт десант - зависело в основном от личных качеств человека, и среди старших офицеров любого корабля, как правило, находился тот, кому эту задачу можно было поручить с первого взгляда. Кирк был одним из немногих капитанов, кто взял за правило делать это сам, потому что, как он сам сказал ей однажды, лучше получать знания из первых рук, особенно если ситуация становится рискованной. ("Чёрта с два," - улыбнулась Хелен, прижавшись щекой к твёрдым мускулам его груди, и, протянув руку, шутливо дёрнула его за прядь волос. - Просто ты терпеть не можешь оставаться в стороне от дела". И он улыбнулся в ответ и признался: "Ну... и это тоже").
Она посмотрела на ДеСаля - тот стоял над растерзанными остатками передатчиков, и лицо его было мрачным.
- Судя по следам, их было двое или трое...
- Вы говорили, что у Гешкеррота есть сообщники в селении, - шепнул Маккой на ухо Хелен, и она кивнула.
- Похоже, они сделали это, как только "Энтерпрайз" ушёл от планеты, - заметил ДеСаль. Он ещё раз оглядел узкую тропинку, ведущую сквозь терновые заросли к высоким скалам, громоздящимся вокруг каньона, и его светлые глаза сузились. - Думаю, пора наведаться в эту их деревню.
- Нет, - быстро сказала Хелен. Её передёрнуло от мысли, что сказал бы Шорак при виде вооружённых людей, вторгшихся в селение пигминов, чьё доверие он зарабатывал таким отчаянным трудом. - Я пойду... одна. Это племя едва согласилось вообще принять исследователей; у них до сих пор нет единого мнения по поводу любых контактов с Федерацией...
- Похоже, что они наконец-то пришли к общему мнению, - хмуро заметил Маккой.
Их глаза встретились, и в его взгляде было подозрение и предостережение. Хелен вспомнила Ярблиса и дикий, фанатичный огонь в глазах склонившегося над ней человека, который был когда-то Джимом Кирком. Вспомнила закрытые двери ангара и красную полосу сигнальных ламп; вспомнила слепящее чувство полного, совершенного зла, что будило её, проникая в её сны. Вспомнила ещё, что у Ярблиса есть сообщники в селении, о чьих возможностях - и намерениях - она не имела никакого понятия. Но она также помнила отчёты Шорака, помнила, сколько стойкости и кропотливого терпения потребовалось, чтобы установить контакт с пигминами. В течение всего пройденного ею обучения им повторяли это, как аксиому: любое неосторожное слово, неправильно истолкованное действие с лёгкостью может породить в изучаемом социуме всеобщее презрение, или страх, или недоверие к исследователям, и для исправления одного неверного шага потребуются месяцы или годы работы. Шорак умолял Кирка не посылать на планету охранников, когда "Энтерпрайз" проводил первую разведку. Нам и так трудно убедить их, что вы не похожи от клингонов, сказал он тогда.
- Нет, - сказала она, решительно тряхнув головой, так что толстая чёрная коса хлестнула её по плечам. - Я буду осторожна, я не стану подходить близко, пока не увижу, что там безопасно. Но мне надо поговорить с Арксорасом, а я не хочу испортить всю работу Шорака и его группы, врываясь в селение с отрядом вооружённой охраны.
- Тогда позвольте мне сопровождать вас, - рассудительно сказал ДеСаль. - Я буду держаться поодаль, в кустарнике, если моё присутствие нежелательно. Может статься, всему этому есть простое и мирное объяснение. Но пока я не узнаю, в чём дело, я не хочу, чтобы кто-то из вас разгуливал здесь в одиночку.


***

- Спок!
Тревога в голосе капитана вырвала его из глубин медитации - медитации, в которой он определённо нуждался так же сильно, как и в новой информации о Пигмисе, кое-как выкопанных из резервной памяти компьютера. Поднявшись с расстеленного одеяла, где он преклонял колени, Спок быстро подошёл к столу. Экраны всех трёх терминалов слабо мерцали в полумраке.
- Да, капитан?
- Отключено компьютерное управление на пятой палубе. Я потерял связь со всей зоной.
- Офицерские каюты, - автоматически сказал Спок, включая второй экран. - А также все резервные аккумуляторные станции главного корпуса, верхние фазерные батареи и системы подачи воздуха на палубы с первой по седьмую...
Странно слышать, подумал Спок, как компьютер ругается.
- Где может быть этот обрыв питания, Спок? Вспомогательные линии, кажется, тоже перерезаны...
- За пределами кормового ствола это должны быть четвёртая и седьмая технические трубы, - ответил вулканец после секундного размышления. Вычислив логическим путём уязвимые для саботажа места, он предусмотрительно освежил в памяти конструктивные схемы корабля. - Хотя, учитывая отказ компьютерных систем, я сомневаюсь, что подчинённые мистера Скотта успеют отыскать неисправность прежде, чем Ярблис сделает следующий ход.
- Особенно после того, как мы предосторожности ради усыпили его лучшего помощника? Боюсь, ты прав... Есть, я пробился. Мистер Скотт?
Здесь не было коммутатора, чтобы услышать ответ инженера, но секундой позже Кирк сказал:
- Докладывают об отказе компьютерной системы на пятой палубе, и основной, и вспомогательной.
Зная шотландца, Спок мог легко представить себе его изумлённые протесты и заверения, что этого никак не могло случиться, если только...
- Я тоже так думаю. Отправьте людей на поиски разрыва, но в первую очередь сделайте всё возможное, чтобы предотвратить возможные неисправности воздушных насосов и аккумуляторных станций.
"Есть, капитан," - подумал про себя Спок, восстанавливая в уме недостающую часть беседы, и одобрительно кивнул: Кирк ловко манипулировал механизмами речевого синтезатора, посылая собственный голос в сеть интеркома. Капитан быстро приспособился.
- Учитывая количество персонала, которым располагает мистер Скотт, - заметил вулканец, - и размеры опасной зоны, шансы не меньше двенадцати к одному, что они не успеют предотвратить диверсию, и не менее сорока трёх к одному, если Ярблис предпримет следующую попытку саботажа за пределами системы жизнеобеспечения.
- Даже больше, - хмуро сказал Кирк. - Что бы вы сделали, будь вы каким-нибудь энсином из инженерной службы, проверяющим резервные блоки питания, если бы вы встретили капитана судна и он сказал вам: "Я здесь уже всё осмотрел, так что топай отсюда и проверяй гальюны"?
Спок поднял бровь.
- Вижу, капитан, что я не единственный старший офицер на этом корабле, из которого вышел бы отличный преступник. Поскольку с наибольшей вероятностью диверсия затронет системы жизнеобеспечения, то, с вашего позволения, я на всякий случай позаимствую кислородную маску с ближайшего аварийного поста.
Он задержался возле стола, бросив взгляд на маленький портативный экран, на который поступали данные сенсоров с обоих концов коридора, потом подцепил переборку рычагом и выскользнул наружу. Двигаясь быстро и бесшумно, он прокрался по проходу к аварийному посту у дверей пустого транспортно-грузового отсека.
Даже в середине дневной смены здесь никого не было - отсек использовался редко, а Кирк, пользуясь возможностями компьютера, отследил бы любой запрос на доставку крупногабаритного груза с планеты. И всё же Спок помедлил, прячась в тени и чутко прислушиваясь, прежде чем войти в открытые двери. Меньше всего он хотел, чтобы вслед за явлениями полтергейста лже-капитану доложили о бродящем по кораблю призраке старшего помощника.
Аварийный пост был расположен за панелью в переборке рядом с лифтовой шахтой. Спок быстро глянул в одну сторону, в другую, внимательно ловя любой звук, похожий на звук спускающегося турболифта. Но всё было тихо. С помощью маленького ультразвукового экстрактора, принесённого с собой, он отсоединил сигнальный блок, реагирующий на взлом защитной печати на дверце, затем открыл панель и взял одну из масок, развешенных внутри аккуратным рядом.
Подсоединённый к маске кислородный баллон был пуст. Нахмурившись при виде такой халатности со стороны службы безопасности, в чьи обязанности входила проверка исправности спасательных средств - хотя здесь, на этом необитаемом ярусе, на подобную халатность можно было закрыть глаза - он повесил маску на место, вытащил другую...
И этот баллон тоже был пуст. На каждом из восьми баллонов, помещённых в нише, горел маленький красный индикатор, показывая критически низкий запас воздуха.
И все баллоны были повёрнуты так, чтобы этих красных огоньков не было видно сквозь прозрачное контрольное окошко в переборке.
Он бродит по кораблю ночами напролёт, говорила Ухура.
С холодеющим сердцем Спок быстрыми шагами направился назад, в потайную секцию корпуса. Маккой на планете. Чепэл и Хелен с ним. Ухура в это время должна быть на мостике, и можно было с уверенностью предположить, что Ярблиса там нет... конечно, нет, если он сейчас методически движется от насоса к насосу, отправляя наивных энсинов обследовать гальюны, пока сам лишает кислорода весь корабль.
- Лейтенант Ухура?
- В чём дело, сэр?
Её голос звучал нормально и абсолютно спокойно, хотя она понимала, что даже с перенастроенным коммуникатором он не стал бы связываться с ней на мостике без крайней нужды.
- Ярблис на мостике?
- Нет, сэр, его здесь нет.
- Очень вероятно, что в ближайшие пятнадцать минут будет совершена попытка повредить кислородные системы корабля, - С учётом времени, потраченного им самим на проверку аварийного поста, это был минимальный срок, необходимый для гарантированного вывода из строя воздушных насосов, даже для того, кто хорошо знал, как это делается, - а Спок не сомневался, что Ярблис знает. - Также вероятно, что большая часть, если не все кислородные маски на аварийных постах испорчены. Как можно скорее доставьте на двадцать третью палубу столько исправных масок, сколько удастся найти.
- Да, сэр. Сию минуту, сэр. Должна ли я предупредить охрану, сэр?
- И что вы им скажете, лейтенант? - с ноткой сарказма осведомился Спок. - Что некто, тайно скрывающийся в нелегально оборудованной секции корпуса с незаконно присвоенным имуществом Флота, утверждает, будто капитан корабля собирается совершить диверсию? И в любом случае, у нас нет подтверждения тому, что вот-вот произойдёт.
- Очень хорошо, сэр, - ответила Ухура самым ровным тоном. - Я займусь этим сейчас же.
- И будем надеяться, - добавил голос Кирка из компьютера, когда Спок выключил коммуникатор, - что она не столкнётся со мной в турболифте по дороге вниз.


***

Тихое гудение, наполняющее воздух, становилось громче по мере того, как Хелен взбиралась по тропинке меж терновых кустов от маленькой поляны Исследовательского Института к высоким скалам, окружающим селение Биндиго. Они с ДеСалем шли, пригибаясь и стараясь, чтобы их было видно как можно меньше; конечно, для низкорослых пигминов с их жёсткими шкурами эти терновые заросли по плечо высотой были вполне подходящим укрытием от летающих крикунов - длинношеих и совершенно отвратительных с виду хищников, распространённых в этой части света. Корнегрызы, самые крупные хищники планеты, которых многие годы наряду с баргампами считали господствующей формой жизни, редко заходили так далеко на юг, в относительно безводные степи; единственной настоящей угрозой для пигминов в их скученных поселениях и глинобитных хижинах оставались ликаты - пушистые, длиннотелые и ужасающе быстрые. Хелен вспомнила описанный в первых отчётах Шорака случай, когда стая ликатов напала на селение Биндиго; как пигмины собрались под защитой высоких скал каньона и теснились там, сбившись всей многотысячной толпой, без воды и пищи, большую часть дня, пока хищники не ушли прочь. Шорак отметил, что Арксорас и остальные патриархи запретили учёным защищать селение, и он согласился, повинуясь долгу исследователя, хотя стая могла угрожать и его собственной жизни.
Хелен надеялась, что с ними не случилось никакой беды.
Жаркое золотое солнце гладило и согревало её лицо; она уже и забыла, как соскучилась по прикосновению тёплого ветра к коже. Что бы ни произошло здесь, какая бы опасность ни заставила учёных покинуть лагерь, - сейчас Хелен испытывала странное чувство освобождения. Здесь, по крайней мере, ей не грозила встреча с тем жутким подобием Кирка, один вид которого заставлял её покрыться мурашками.
Мы должны найти Арксораса, думала она, упрямо карабкаясь по пыльной тропинке. Он патриарх и меммьетьефф, он знает, что делать, как вернуть Джима обратно...
Тихий гул нарастал, разливаясь в сладковатом, насыщенном пылью воздухе. Острый мускусный запах пигминов коснулся её ноздрей, и следом возник другой звук - сухой змеиный шорох трущихся друг о друга шкур, который у неё ассоциировался с посвистом ночного ветра в высоких белых травах, с насыщенными ароматами цветущей степи.
Лишь тогда она поняла, что означало это гудение.
Все жители селения, около десяти тысяч сморщенных, грушеподобных маленьких пигминов, собрались в плотные концентрические круги Сети Сознания, переплетя костлявые руки, зажмурив круглые глаза, тихо покачиваясь из стороны в сторону и бормоча в плену своих грёз. Мягкие складки на их лицах и кожистые мешочки вокруг маленьких клювов были совершенно расслаблены. Горячие лучи солнца озаряли узловатые лилово-бурые плечи, прикрытые, как плащами, длинными паутинно-тонкими волосами, и золотой воздух, казалось, дышал каким-то чуждым умиротворением, каким-то глубоким единством, что рождалось из удовлетворения и согласия с судьбой.
Хелен сделала ДеСалю знак оставаться на месте и вышла из-под прикрытия терновых кустов. Никто из пигминов не открыл глаз и не услышал её приближения, хотя она знала, что днём здесь охотятся ликаты и что пигмины обычно оставляют дозорных, чтобы в случае опасности послать телепатический сигнал тревоги со скалы над лагерем. Но дозорных нигде не было видно. Ни один звук не нарушал сияющую полуденную тишину, кроме низкого, мурлыкающего гудения Сети.
Ступая как можно тише, Хелен двинулась к плотно сплетённым рядам тел и рук.
Она знала, что патриархи селения, с которых начиналась Сеть, должны сидеть в центре её, возле камней, сложенных у ручья. Туда она никак не могла пробраться сквозь тесно сомкнутые ряды пигминов, но она взобралась на один из громадных круглых красных валунов, что во множестве усеивали землю вокруг селения, и с этого наблюдательного поста стала разглядывать лилово-бурые лица в середине Сети, среди которых должны были выделяться светлые мордочки патриархов и, в особенности, молочно-белые волосы Арксораса.
Но нигде среди сидящих она не увидела нигде ни его самого, ни кого-либо из старейшин селения. И, если она правильно запомнила отчёты Шорака, крайне необычным было уже то, что селение вступило в Сеть Сознания в дневное время, когда хищники опаснее, а солнце так сильно припекает. И всё же здесь были даже дети - старшие дремали и покачивались вместе с родителями, младенцы прятались в отцовских сумках. Дети нередко участвовали в Сети, но, не имея жёсткой защитной шкуры, не умея бегать, они, как правило, проводили в укрытиях большую часть дня.
Мучившее её предчувствие беды усилилось. Она кое-как спустилась с камня и вернулась к ДеСалю, ожидавшему её в тени бочковидного дерева в десятке ярдов от окраины селения.
- Его там нет, - тихо сказала она, гадая про себя, что за чертовщина здесь творится. Ну не мог же Ярблис избавиться от всех патриархов разом...
ДеСаль нахмурился. Он мало знал о культуре пигминов, но даже ему было ясно, что дело неладно.
- Можно как-нибудь разбудить одного из них и спросить?
Хелен покачала головой.
- На самом деле они не спят. Вряд ли мы сможем вытащить одного из Сети... и мне вообще не нравится эта идея. Тетас говорил, что они пребывают в Сети по три-четыре часа подряд, иногда дольше... Я не знаю, пробовал ли кто-нибудь из них вмешаться в этот транс. Мы можем по незнанию нанести им ужасное оскорбление... или даже причинить вред.
ДеСаль скривил рот.
- Как-то это не согласуется с естественным отбором, - отметил он, глядя на колючую чащу вокруг, когда они повернули назад, на тропинку. - Похоже, что у них нет ни охраны, ни дозорных...
Хелен покачала головой.
- Я никого не видела, а Шорак говорил, что они обычно выставляют стражу в дневное время. Странно...
Она бросила взгляд через плечо на тесно сбитую массу тел, что раскачивались тихонько, как морские волны в штиль, и сердце у неё упало. Её ботинки шаркали по мелкой пыли, усеивающей тропинку, и запах пыли смешивался с непривычным сухим ароматом терновых зарослей и с запахом родниковой воды от ручья, вокруг которого было построено селение. Любопытно, подумала она, почему здесь нет этого зловония, свойственного всем первобытным деревням? Наверное, пигмины фанатично чистоплотны. Должны быть чистоплотными - при такой скученности населения это единственный способ избежать повальных эпидемий и нападений хищников, которых привлекают отбросы...
- Странно, что они держат Сеть днём, - повторила она чуть погодя. Тренированный ум антрополога бился над новой загадкой, несмотря на то, что они столкнулись с куда более серьёзной проблемой, угрожавшей Джиму, кораблю и им всем. - И ещё более странно отсутствие патриархов.
ДеСаль внимательно осматривал низкие заросли, среди которых они двигались, держа фазер наготове, щурясь от туманного золотистого света.
- Одна странность может быть связана с другой.
- Возможно, - согласилась Хелен. - И обе могут быть связаны с...
Они вышли на поляну перед Исследовательским Институтом и застыли на месте.
Прямо у хижины Шорака, одетые в пятнистый серо-бронзовый камуфляж боевого подразделения, стояли два клингона.


ГЛАВА 18

- Внимание! Угроза вторжения! Повторяю: угроза вторжения! Красная тревога!
Спок, в раздумье меривший шагами тесное пространство потайной секции, резко вскинул голову на звук капитанского голоса.
- Всему персоналу службы безопасности немедленно обыскать пятнадцатую, шестнадцатую и девятнадцатую палубы! Повторяю: всему персоналу службы безопасности обыскать...
- Это вы, капитан? - Он быстро обернулся к компьютеру. - Но чем вы докажете?..
- Это не я, - ответил голос Кирка из синтезатора. - Это фальшивый я - или настоящий я, с какой стороны посмотреть. Компьютер не принял бы синтезированный голос для команды общей тревоги, это единственный уровень защиты, который вам не под силу взломать.
- Конечно, нет... - нахмурился Спок. - И обойти его тоже нельзя. Он пытается сбить мистера Скотта со следа и отвлечь людей от поисков на пятой палубе и проверки систем жизнеобеспечения на восьмой...
Сигнальная лампочка, установленная Ухурой, внезапно замигала. Спок одним длинным шагом скользнул к запертой переборке, прислушался и распознал знакомые быстрые шаги лейтенанта Ухуры, но с присущей ему осторожностью дождался, пока она сама откроет панель. - Это всё, что мне удалось найти на четвёртой палубе, - Она протянула ему три маски. - Мне некогда было искать дальше, но на уровне мостика и в научном отделе всё пусто. - В её тёмных расширенных глазах отражались вспышки красного света из коридора. - Я должна вернуться наверх. Если кораблю грозит потеря воздуха, надо как-то предупредить экипаж, и мне всё равно, чего это будет нам стоить.
- Согласен, - проговорил научный офицер, принимая маски - треугольные лицевые щитки старой модели, снабжённые маленькими баллонами высокосжатого кислорода и системами фильтрации углекислоты. - И я считаю, что мой долг - сопровождать вас. Мне нет смысла скрываться дальше, поскольку, с точки зрения логики, Ярблис уже уничтожил всякую возможность придать хотя бы иллюзию нормальности тому, что происходит на корабле.
Ухура закатила глаза.
- Да уж, трудно делать вид, что всё нормально, когда вся система жизнеобеспечения летит к чертям...
Спок - он собирал инструменты и опускал их в сумку на боку - на минуту прервался.
- Не забывайте, что даже в случае крупной пробоины в герметичной оболочке корабля или серьёзной утечки воздуха опасные зоны будут автоматически изолированы с помощью аварийных переборок. А при отказе насосов на корабле останется достаточно кислорода, чтобы экипаж успел эвакуироваться на планету задолго до того, как понадобятся дыхательные маски. Тот факт, что Ярблис испортил маски, свидетельствует, что...
- Спок! - перебил его голос Кирка из синтезатора. - Ещё один отказ... на этот раз в запасном фазерном отсеке! Отрезано всё компьютерное управление фазерными батареями.
Из коридора донёсся отдалённый вой тревожной сирены; Спок шагнул к переборке и прижался ухом к толстой стенке, прислушиваясь к происходящему снаружи. Ухура оттёрла его плечом и чуть-чуть отодвинула переборку, чтобы ей тоже было слышно. Алый мигающий свет аварийных ламп пролился в щель, прерывистой молнией озарив их лица.
- Угроза разгерметизации, - размеренно повторял женский голос бортового компьютера. - Угроза разгерметизации на девятой и десятой палубах. Чрезвычайная ситуация на седьмой и восьмой палубах. Немедленно начать эвакуацию на седьмой и восьмой палубах...
Ухура выругалась.
- Лазарет, - сказал Спок. - Главный транспортный отсек, камбуз, служба безопасности, все зоны отдыха...
- Спок! - позвал голос Кирка из компьютера. - Скорее на мостик! Внутренние сенсоры обнаружили утечку хладагента на этих палубах!
- Я свяжусь с вами оттуда, капитан, - Спок закинул сумку на плечо и, сопровождаемый по пятам Ухурой, быстрым шагом вышел из потайной комнаты, закрыв переборку за собой.
Пока они спешили к ближайшему турболифту среди неровно пульсирующих вспышек аварийных огней, Спок перебрал в уме свой комплект инструментов и подсчитал, сколько времени ему потребуется, чтобы с их помощью пробиться сквозь опечатанные герметичные перегородки и починить то, что Ярблис вывел из строя. Он также задался вопросом, повреждены ли системы контроля температуры, и если да, то как долго корпус корабля сможет удерживать тепло?
Он остановился перед дверями турболифта.
Ничего не произошло.
Турболифты были отключены.


***

- Мы прибыли спустя не более сорока восьми часов после ухода корабля, доставившего сюда доктора Чу, - сказал коммандер Коалтар. Он вежливо качнул головой, когда доктор Маккой жестом предложил ему присесть на одно из брёвен вокруг давно погасшего костра Исследовательского Института. - Нет, благодарю вас. Мы предпочитаем показывать свою цивилизованность иначе, нежели сидя в грязи с этими... полагаю, мы теперь должны называть их "аборигенами", а не местной фауной, поскольку Объединённый Совет по Контактам, похоже, склоняется к мнению тех, кто считает пигминов разумными.
Коммандер потёр тонкие руки - он был небольшого роста и казался почти хрупким, а чёрно-бронзовая полевая форма сидела на нём ладно и даже по-щегольски. Но что-то в его тёмных глазах говорило совсем о другом: Маккой поймал себя на мысли, что ему не хотелось бы штопать то, что останется от дурака, вздумавшего затеять драку с этим клингоном. Среди боевых нашивок на рукаве Коалтара блестел маленький золотой значок высокопоставленного учёного.
- И что самое странное, - добавил клингон, обводя взглядом кружок врачей и охранников, - я начинаю верить, что это определение может соответствовать истине.
- Что же привело вас к такому заключению? - саркастически спросил Маккой.
- И что случилось с доктором Чу и остальными? - вставила Хелен, сидевшая на бревне рядом с доктором. Даже после короткой прогулки по тропе она выглядела совершенно измотанной. Конечно, её нельзя было оставлять на корабле, подумал Маккой, но лучше бы она никуда не ходила, а отдохнула в шаттле. - Вы... - она заколебалась.
- Имеете к этому какое-то отношение? - Коалтар поднял аккуратно подстриженную бровь. - В некотором смысле, да.
- Несомненно, мы могли бы найти более удобное место для беседы, - добавил его компаньон, которого звали Урак. Он был выше ростом и немного старше и, несмотря на пятнистое камуфляжное одеяние, куда больше походил на учёного. Вероятно, гражданский, подумал Маккой - гражданский, которого прогнали через такой же курс базовой физической подготовки, какой прошёл он сам, вступая в Звёздный Флот. - Наша исследовательская станция расположена на той стороне холма; хотя она ещё не до конца развёрнута, мы сможем по крайней мере предложить вам стулья, чтобы сесть, и более изысканные напитки.
ДеСаль покачал головой.
- Благодарю, мы лучше останемся здесь.
Ояма и Гомес скромно держались в стороне, на небольшом расстоянии от кустарника - в пределах видимости, но слишком далеко, чтобы их можно было снять одним выстрелом. Хотя ДеСаль и делал вид, что полностью полагается на заверения клингонов об их мирных намерениях, но он был не из тех, кто рискует попусту.
- Нам всё равно нельзя уходить, - тихо добавила Хелен, - мы должны поговорить с патриархами селения, как только они выйдут из транса.
- Не рассчитывайте, что это будет скоро, - предупредил Коалтар, усаживаясь на бревно возле Маккоя. - Они то впадают в этот транс, то просыпаются, и так уже целую неделю - с тех пор, как пришли новости об эпидемии.
Маккой и Чепэл переглянулись.
- Эпидемия?
- В селении... как его... Вальпук, кажется, - ответил клингон. - Оно расположено ниже по течению. Это недалеко отсюда, так что ваши учёные должны вернуться с минуты на минуту. Как я уже говорил, мы находились здесь меньше суток, когда до патриархов дошли первые известия. Они, конечно, начали медитировать, пытаясь исцелить больных на расстоянии, как учит их вера...
- Полагаю, это больше, чем вера, - тихо заметила Хелен.
- Но меньше, чем уверенность, - возразил Коалтар, - и спустя ещё день и ночь им пришлось это признать. Да и что они могли сделать с последствиями длительного истощения и недоедания?
Маккой стукнул кулаком по колену.
- Проклятье, именно это я и пытался втолковать Тетасу!
- Он поверил вам, доктор, - ответил клингон своим негромким голосом. Его тонкая темнокожая рука подобрала с земли веточку и стала чертить беспорядочные узоры в зеленовато-жёлтой пыли. За его спиной вдоль кромки терновых зарослей пробежала малиновая ящерица, испуганно скосив на незнакомцев круглые чёрные глаза на подвижных стебельках. А от селения по-прежнему доносилось тихое бормотание Сети, мерным гулом наполняя тяжёлый и жаркий полуденный воздух.
- А со временем, судя по всему, поверили даже сами пигмины. Потому что их патриархи пришли к Шораку просить о помощи - о медицинской помощи и технической поддержке, впервые столкнувшись с проблемой, выходящей за пределы любых психических сил, которыми обладают эти создания.
Маккой горестно вздохнул.
- Я говорил ему. Я говорил ему, что это лишь вопрос времени.
Хелен с любопытством разглядывала худощавую фигуру в крапчатом чёрно-бронзовом наряде, почти невидимую среди резких пятен света и тени.
- Но у Шорака не было нужных лекарств, - сказала она. - Медицинские знания - да, ведь Л'джиан врач. Но у них не было антибиотиков, чтобы погасить такую вспышку заболевания. Они взяли на себя обязательство жить наравне с этим народом, учить их и работать вместе с ними. Даже Л'джиан ничем не могла помочь им, кроме советов.
- Нет, - согласился Урак. Он стоял за плечом своего аристократического коллеги, машинально пощипывая короткую чёрную бороду. - Они ничем не могли помочь. Однако мы не связывали себя подобными обязательствами... и у нас было некоторое количество универсальных медикаментов, а также запас пищевых концентратов, чтобы временно побороть недоедание, которое и было основной причиной эпидемии.
- И вы поделились с ними? - с глубоким недоверием спросил Маккой.
- Мы не чудовища, доктор, - Коалтар надменно вскинул голову. - Мы учёные и в некотором роде дипломаты. А поскольку Объединённый Совет склонен отнести пигминов к разумным расам и, скорее всего, проголосует за это, мы сможем представить наш собственный вклад в дело развития планеты в самом выгодном свете. Вероятно, Управление Экспансии раскритикует нас за перерасход средств, но через десять или двадцать лет это вложение может окупиться сторицей.
- Так это не вы уничтожили передатчик? - с сомнением спросила Чепэл.
Коалтар повернулся к ней, улыбаясь с удивительным добродушием.
- Моя дорогая леди, - сказал он, - поверьте, если бы клингон хотел уничтожить передатчик, он применил бы более эффективные средства, чем деревянная палка и камень. По словам доктора Тетаса - а он с самого начала был единственным членом федеральной группы, который не шарахался от нас с враждебным видом - так вот, по его словам, оба передатчика были найдены разбитыми на следующее утро после вашего отлёта. Я надеялся, что после того, как наши отношения улучшились, доктор Шорак проявит немного дружелюбия и воспользуется нашим передатчиком, но увы - для вулканца он удивительно крепко держится за свои предрассудки.
- Возможно, всё дело в том, что сестра его жены побывала у вас в плену после битвы при Плетаке, - заметил ДеСаль, и Коалтар протестующе взмахнул веточкой, которую всё ещё сжимал в руке.
- Откуда мне знать? Во время той битвы мне было всего пять лет от роду, - сказал он. - Урак, может, сходишь в лагерь и принесёшь нам чего-нибудь выпить? Мистер ДеСаль, если вы считаете это действие подозрительным - а вы вправе так считать, поскольку мы находимся на спорной планете - можете послать одного из ваших охранников с ним или за ним. Но уверяю вас, если бы мы уничтожили группу доктора Шорака и собирались уничтожить вашу, последствия были бы для нас... чрезвычайно неприятными.
- Последствия от Федерации? Или от органианцев? - задумчиво спросил Маккой, в то время как ДеСаль кивком приказал Ояме следовать на почтительном расстоянии за клингоном, уходящим сквозь раскалённые солнцем, унизанные шипами заросли в сторону их предполагаемой научной станции. - Или от вашего императора - за усложнение и без того сложной ситуации?
Коалтар немного помолчал, не отрывая взгляда от линий, которые он начертал в пыли лёгкой рукой каллиграфа.
- И то, и другое, и третье, - сказал он наконец. - Но... - он поднял голову, и в его тёмных, как оникс, глазах мелькнула тревога, - но больше всего от самих пигминов.


***

- Чёрт тебя подери, парень, что значит - программа стёрта? - орал Скотти в интерком на запасном мостике. В минуты стресса его акцент, как и тягучий южный выговор Маккоя, становился гораздо заметнее. - Эт' всего-навсего чёртова утилита!
На маленьком пульте на подлокотнике вспыхнула ещё одна лампочка, и он ткнул пальцем в другой переключатель. Капитанское кресло уступало размерами тому, что стояло на главном мостике, но было точно так же снабжено связью со всеми интеркомами корабля.
- Мистер Скотт? - От напряжения голос Сулу звучал резко и отрывисто. - От капитана что-нибудь слышно? Мы эвакуировали всех от шестой палубы и ниже. Ведём перекличку...
- К чёрту перекличку! Вы наладили воздушные насосы?
- Пытались, сэр. Но они были заминированы - насколько можно судить, их перенастроили на перекачку ксирена, а как только мы открыли двери системного отсека, всё рвануло. Брэй сейчас чинит один из них, говорит, повреждения не очень велики... Вы можете подняться к нам?
- А как я, по-твоему, могу эт' сделать, если турболифты не работают, а седьмая палуба залита газом? Ну, знаешь ли...
Он прервался на полуслове и обернулся, уловив какое-то движение среди толпы, со стороны запасного выхода. Охранники, которых отправили ловить мнимого нарушителя на пятнадцатой, шестнадцатой и девятнадцатой палубах, тоже не могли вернуться наверх и сгрудились на запасном мостике, где было слишком тесно для такого количества людей. Взбешённый инженер открыл рот, собираясь спросить, кого там чёрт принёс, - да так и не смог его закрыть.
- Доложите о ситуации, мистер Скотт.
Это был покойный мистер Спок, собственной невозмутимой вулканской персоной, в сопровождении взволнованной и очень растрёпанной Ухуры.
Поперхнувшись от изумления, Скотти освободил капитанское кресло, и мистер Спок преспокойно уселся на его место, будто никогда в жизни не бывал на ангарной палубе.
- Все турболифты вышли из строя, сэр, - доложил инженер, героическим усилием взяв себя в руки. - Инженер по турбоустановкам докладывает, что программа, управляющая их движением, стёрта из компьютера - не только из главной системы, но и резервные копии тоже. Зафиксированы отказы энергоснабжения по всему кораблю - питание отрезано вместе с линиями связи... седьмая и восьмая палубы залиты ксиреновым газом, и на корабле, похоже, нет ни одной исправной кислородной маски...
- Таким образом, запасной фазерный отсек изолирован от нижних палуб, - подытожил Спок. - Можно ли запустить турболифты вручную?
Скотт покачал головой.
- Никак нет, мистер Спок. И капитан куда-то подевался...
- Мистер Спок, - вклинился в разговор голос капитана Кирка из интеркома на подлокотнике кресла. Динамики слегка искажали звук, но чуткий слух Спока всё равно распознал механические интонации, присущие искусственному голосу речевого синтезатора.
- Да, капитан?
- Я нашёл. Среди документов, которые Ярблис копировал на свой планшет для личного ознакомления, был полный перечень всех программ управления фазерными батареями. Он может загрузить их в портативный компьютер производительностью 590 или выше - на корабле есть два таких и ещё три 670-х, считая тот, что позаимствовали Миллер с Бруновским.
- Капитан, - вмешался мистер Скотт, - где вы? Мы искали вас повсюду...
- Я в полной безопасности, мистер Скотт, но не могу до вас добраться, - вполне правдиво ответил Кирк, - Вы отлично потрудились, чтобы взять ситуацию под контроль, спасибо вам.
- А кто этот Ярблис, о котором вы толкуете?
- Пришелец, - тихо сказал Кирк. - Пришелец, который находился с нами от самого Пигмиса... и который умеет в совершенстве подражать моему голосу. Как я уже сказал, у него есть все возможности, чтобы захватить главный фазерный отсек. А оттуда, запустив программу управления фазерными батареями, он сможет либо сам воспользоваться нашими орудиями... либо перегрузить цепи предохранителей и взорвать корабль.


***

- Известно ли вам, доктор, что заставило нас принять всерьёз утверждения, что пигмины всё же являются разумными существами, а не... высшими приматами, какими их поначалу считали все, в том числе и Федерация?
Маккой посмотрел вверх по склону, в сторону высоких скал, обозначающих границы селения. Мягкое, монотонное воркование Сети Сознания всё ещё было слышно, но понемногу затихало, переходя в шёпот. Он вспомнил отчёты первых исследователей, описывающие Сеть как одно из проявлений "стадного поведения", объясняемое то брачными инстинктами, то защитой детёнышей и старейших членов популяции, которых обычно помещали в центр Сети. Даже после того, как доктор Шорак обнаружил, что пигмины общаются между собой в основном телепатически, клингоны продолжали утверждать, что Сеть Сознания ближе к роевому поведению перепончатокрылых или эспикотерий, нежели к действиям разумных созданий.
- Потому что им оказалось под силу перебить ваших разведчиков? - Он хотел было произнести это с иронией, но внезапно передумал - ему пришло в голову, что именно таким путём аборигены могли завоевать уважение клингонов.
- Не сам факт убийства, - сказал Коалтар. - При таком подходе следовало бы причислить к разумным видам и денебианских илистых дьяволов - хотя я не сомневаюсь, что в Лиге Защиты Разума найдётся немало сердобольных дураков, которые придерживаются именно этого мнения и обвиняют в нарушении Первой Директивы тех, кто разрабатывает болота Денеба-4. Но я имел в виду не убийства, а то, как они были совершены.
ДеСаль - он стоял, прислонившись к стволу карликового дерева и ненавязчиво поглядывая на всеракурсный сенсор в руке - нахмурился.
- Я думал, они были просто... убиты.
Клингон покачал головой.
- Есть доказательства, что один или несколько пигминов... по сути, вселялись в тела членов разведотрядов. Мы пришли к такому выводу, анализируя различные доклады от наших групп. Похоже, что по крайней мере некоторые из пигминов нашли способ... вселяться... управлять нашими солдатами. При этом они знали то, что знали жертвы, понимали то, что те должны были понимать. Они маскировались, ждали удобного момента и нападали врасплох.
- Да, - тихо сказал Маккой. - Да... я знаю.
ДеСаль взглянул на него с удивлением. Коалтар резко повернул голову, его тёмные глаза сузились.
- Вот как?
Но Маккой промолчал. После небольшой паузы Коалтар продолжал:
- Но, видите ли, чтобы понять и использовать информацию, извлечённую из разума жертвы, они должны быть... безусловно, разумными. И почти наверняка - высокоразумными. И, по правде говоря, доктор... несмотря на то, что нам поручено узнать о них как можно больше, наладить контакт и, по возможности, торговые связи, я очень рад, что они держатся от нас подальше.

@темы: "Призрачный Странник", StarTrek, Переводы